?

Log in

No account? Create an account

И все таки весна 2019

В этом году с лыжным походом как то не сложилось. Совсем уже взялся писать мемуары, ан нет...

Долгая дорога на Долгую гору.
   
В ходе Великой отечественной войны финские войска продвинулись далеко вглубь нашей территории, форсировали реку Свирь и захватили обширный плацдарм на ее южном берегу. В стратегических планах финских политических кругов рубеж реки Свирь рассматривался как «удобная новая граница» которая должна была возникнуть после поражения СССР и присоединения к Финляндии территорий Восточной Карелии. Германский «блицкриг» провалился. Война перешла в затяжную фазу, и финны начали думать не о новых границах , а о рубежах обороны для отражения набиравших силу ударов Красной Армии .Широкая водная преграда , пересекающая Онежско-Ладожский перешеек – удобный рубеж обороны. Но была на этом рубеже неудобная «загогулина». В районе реки Ивинки гранитная гряда простиралась далеко на юг, вторгаясь в моренный ландшафт и вынуждая Свирь делать крутой изгиб . Этот изгиб удлинял линию обороны на пару десятков километров и , в случае отвода финских войск за Свирь, создавал для нашей армии удобный плацдарм, глубоко вклинивающийся в финскую оборону. Учитывая хроническую нехватку людских ресурсов и другие военные аспекты при создании линии долговременной обороны по Свири ( так называемой «Свирской позиции») финское командование решило возвести линию укреплений по прямой линии , срезающей неудобный изгиб реки. Мощной водной преграды перед возводимыми укреплениями на этом участке не было, поэтому финские фортификаторы приложили здесь особые усилия , насытив местность долговременными огневыми точками. Так возник укрепленный район на Долгой горе, протянувшийся от местечка Ровское до деревни Гак ручей. Летом 1944 года основное направление удара советских войск находилось в другом месте. Финны покинули укрепрайон без боя. Наши войск очевидно прошли рубеж «ходом» и если на других участках оставленные финские укрепления целенаправленно подрывались саперами , в том числе и в послевоенное время, а затем исчезали под бульдозерами советских мелиораторов – здесь ДОТы остались целыми. Спустя несколько лет после окончание войны была построена Верхне-Свирская ГЭС. Появился Ивинский разлив . Воды водохранилища затопили прибрежную дорогу, сделав и без того глухой таежный угол Ленинградской области еще более недоступным. На долгие годы образовалась своеобразная «капсула времени» в которой вдоль давно неезженой лесной дороги стоят несколько десятков финских ДОТов, нетронутые саперами, недоступные охотникам за металлоломом и известные лишь немногочисленным местным жителям, да рыбакам и охотникам, забирающимся в эти края. Так и я ,в далеком 1975 году ,отправившись в летние каникулы на рыбалку на Ивинский разлив, неожиданно открыл для себя этот исторический памятник.

Прошли годы. Недоступность и отсутствие у широкой публики информации ,пожалуй ,уже не защищает этот военно-исторический памятник. Пока он является предметом интереса краеведов, любителей военной истории. В Сети появляется все больше информации об экспедициях в эти края. Но есть и тревожные новости. В девяностые годы предприимчивые граждане с плавучим краном уже прошлись вдоль берегов Свири и выдрали для сдачи в металлолом финские бронеколпаки, до которых смогли дотянуться. Ну а на к
осмическом снимке видна и новая лесовозная дорога, тянущаяся прямо на Долгую гору.

Вот я и решил совершить «ностальгическое путешествие» и посмотреть своими глазами: что там сейчас происходит.


   Первый раз  я конкретно задумался об этом путешествии в 2015 году.  40 лет с момента первого знакомства, круглая дата и все такое... Тогда не получилось. В 2016  удалось смотаться на разведку. Подобрались на машине по лесовозной дороге довольно близко, но были остановлены лужей и дальше рисковать не стали.
Прошел 2017, 2018. Дело явно уходило "в затяг". Пришла весна этого  года и я решил, что ситуацию надо "ломать" волевым способом, отложить все дела и сделать это. По снегу там делать особо не чего. В ДОТы не залезешь да и снаружи мало что будет видно. Летом все закроет "зеленка",перемещаться по жаре не очень приятно, да и комаров кормить не хочется. Значит надо ловить короткий момент между сходом снега и приходом устойчивого  тепла. Получается на первые майские. Прогноз погоды правда не радовал, но все же мокнуть весной совсем не то .что мокнуть осенью.
  На машине нас с Логатой довезли опять до пресловутой лужи и дальше мы пошли пешком.  Бутор в маленькой волокуше.


Как оказалось после лужи есть еше несколько километров дороги  вполне приемлемой для внедорожника . Потом она сменяется тракторным волоком, который теряется на вырубках.
 Мы где то совсем близко.Прошли вагончик лесорубов
.

Все это тревожно, но все следы лесоповала старые.Вырубленая полоса уже подернулась молодой порослью. Лазить через стволы  наваленые на вырубке уже надоело

.
Свернули в лес ,в направлении где должны быть ДОТы и вот наконец увидели первый.
Мы где то в середине позиции. Прежде всего надо поставить лагерь.Поэтому сразу направляюсь на место нашего лагеря 1975 года. Сквозь деревья показался залив Ивинского разлива.  На месте нашего лагеря оказалось какое то бунгало из жердей и банеров.


Прошли чуть дальше, выбрал полянку возле одного из ДОТов. Все ! Лагерь!
Пока разварачивал палатку Логата начала насторожено  "бухать" куда то в лес. Так она делает только когда чует медведя. Слышу упала валежина. Точно мишку потревожили.


ДОТ возле нашего лагеря затоплен


Лагерь установлен. Пошел обследовать ДОТы.  Сначала сразу на край позиции , упирающейся в берег водохранилища. На нем дерево-земляное убежище для ПТО. В 1975 году оно было конечно в лучшей сохранности и я , наткнувшись на него долго гадал: что это за странная выемка, общитая бревнами?. Сейчас бревна обшивки практически сгнили, а еще хуже, что рядом какие то обормоты поставили свою хижину и зас...ли все вокруг , используя под мусорку и убежище








Крайний ДОТ стоит прямо у уреза воды и тоже затоплен




Судя по  попавшейся на глаза финской схеме укреплений вниз по склону тоже были сооружения, но их скрыла вода водохранилища



Дальше ДОТ возле которого мы встали лагерем. Он выше лесной дороги, которая как раз возле него начинает явственно проглядываться. Потом  три ДОТа ниже дороги. Первый затоплен. В 1975 году я наткнулся на  него в высокой траве буквально в пятидесяти метрах от нашего лагеря  день на третий стоянки. В нем, как в погребе, мы хранили масло и другие продукты , подвесив их над водой
.

Дорога поднимается в горку и ниже ее последовательно

три сухих дота. Все они однотипные: Вход с несколькими ступеньками вниз, сейчас засыпанными. Прямо перед входом в небольшом тамбуре на полу дренажный люк. Влево вход в убежище, небольшую бетонную комнату, вправо - лаз в стальной колпак, где устанавливался пулемет. Расположение помещений может быть зеркальное. Амбразура колпака смотрит не прямо по линии входа , а под 45 градусов, подразумевая косоприцельный огонь. Над землей торчит только портал входа и стальной колпак, вмурованный в бетонный блок. Ну и несколько вентиляционных труб, иногда с сохранившимися "грибками". Все остальное угадывается только по контуру насыпи. Сооружение довольно тонкостенное, но обсыпано мощной "подушкой" из валунов
.


Военные инженеры такую насыпь из свободнолежащих булыжников по моему называют "тюфяк".Ее роль -рассредотачивать и  гасить энергию  удара артиллерийского снаряда
Полез вовнутрь

10.JPG





На стене комнаты следы оборудования. Крюк, очевидно для электропроводки. Водопроводные трубы для подводки воды к пулемету (финны использовали в дотах "Максимы" с водяным охлаждением.)  В прямоугольных отверстиях стояли короба вентиляции. Дабы пулеметчик не угорел от пороховых газов в тесном пространстве колпака, его товарищ крутил ручку принудительной вентиляции. Оборудование из дотов за прошедшие годы куда то исчезло.  И я грешен: в 1975 году мы забрали из ближайшего ДОТа вентиляционные короба и отопительную печь, из которых сделали в лагере коптильню для улова. Обратно в ДОТ ничего естественно не вернулось.

10.JPG
в этом ДОТе очевидно было сыровато и все дерево, да и железо, превратилось в труху.

Лаз в колпак




В колпаке - пулеметный станок с механизмами вертикальной и горизонтальной наводки. Под ним - кронштейн для коробки с лентой. От станка идет вниз труба с воронкой кууда сыпались стреляные гильзы.Слева на краю кадра - водопроводные трубы для охлаждения пулемета, которые соединялись с пулеметным кожухом резиновыми шлангами.


Снаружи большинство колпаков не только имеют "изыски" в виде бесформенных выступов, маскирующих геометрию колпака под природные объекты - скальные выходы и валуны, но и утыканы "шипами" из арматуры ( как говорят знатоки - для крепления маскировки)


Лесная дорога уходит от берега разлива. Следуем по ней.
После довольно большого промежутка опять появляется ДОТ. Конструкция его нескоько другая. Во первых у дота два колпака. Во вторых он более толстостенный.


Колпаки смотрят в разные стороны







По сути это два типовых однобашенных ДОТа построенных впритык и соединенных проходом. Внутри оборудование тоже типовое. Из примечательного - деревянная дверь, снятая с петель.Не знаю какие помещения разделяли эти двери внутри, но в 1975 году такие двери были в ДОТах в качестве входных, Уже тогда они были изрядно подгнившие. Сейчас же от них не осталось и следа.






Следующий ДОТ по дороге - опять типовой. Он примечателен тем, что рядом прислонен к деревьям блок арматуры, по каким то причинам оказавшийся лишним.а1.jpg Так и стоит с тех пор вросшим в дерево
.

Дальше памятник из другой эпохи. Про этот камешек я уже упоминал. И вот наконец добрался.
"

.
Здесь в проезде
ушыбла лошадь
Ефима Селиверстова
19 января 1889 г
в полном сознании
принял Св(ятых) таинств
через 5 дней скончался"




Дальше оригинальное сооружение, которых на этой позиции несколько и которые ни где больше на финских рубежах обороны не встречаются.

Классический капонир для фланговой стрельбы. Вторая точно такая же амбразура смотрит с противоположной стороны сооружения.

Справа и слева от входа- боевые отделения с амбразурами. В амбразурах   - простейшие станки для пулемета.  Прямо в амбразуре - воронка для стреляных гильз, а внизу ниша , куда ,очевидно, устанавливался ящик для их приема.


Прямо - коридорчик буквой "Г" ведущий в жилое помещение. Каркас двухэтажных нар - в приличной сохранности.
Рядом с входом люк в потолке с лесенкой и приступочкой. Очевидно для наблюдателя,


У боевых отделений интересная крыша - из броневой плиты, около 5 см. толщиной




Следом еще одно такое же сооружение. С фронта такой ДОТ выглядит просто как холмик в лесуDSC02512.JPG



Потом типовые доты с колпаками. Мы в районе центра позиции. Между ДОТами появляется ров с валом. Причем как мне помнится по 75 году ров был обшит деревом ,как ход сообщения. При этом вал идет не перед рвом (как подсказывает логика - в качестве бруствера), а позади него. Видимо у финнов логика какая то другая. Либо основная функция этого рва - противотанковая

на некоторых участках еще и проволочное заграждение перед рвом было. Сейчас просто полоса из путаной колючки

Вышел к  месту где в 75 году стояла триангуляционная вышка. Сейчас от вышки и следа нет. Только треугольник из канавок в центре которого упавший бетонный столбик

Дело к вечеру и на сегодня хватит. Возвращаемся в лагерь. Весь день облачность, а вечером даже Солнышко подсветило весенний лес

Но завтра обещают дождь. И ведь не обманули метеорологи. Ложимся спать под пение птиц  к которому ночью добавлется стук дождевых капель.

Перед сном ловил клещей которые толпами разбрелись по белой Логатиной морде. Голова - единственное место где они могут пробиться через собачью шерсть. Что клещи и пытались сделать. Собрал и сжег штук пятнадцать. бросил. Пару - тройку обнаружил и на себе. Клещевник здесь сейчас нехилый.
Кстати первый раз клещ укусил меня именно здесь, в 75 году. Но тогда это была редкость.

Утром встали рано. Спать не хотелось.  5 часов утра - день светлый. Позавтракали и пошли опять вдоль позиции.  Прошли место вышки. Слева просматривается крутой склон .  Туда уходит оканавленная дорога. Видимо это Ровской карьер.  ДОТы  идут по краю склона.


Здесь ДОТы в основном толстостенные














Некоторые сооружения с опалубкой из бревен., которые не сохранились.


Внутри состояние оборудования примерно в том же сохране. Т.е. частично раздолбаное и пропавшее. В одном однако оказались целыми вентиляционные короба.


Некоторые затоплены. видимо дренажная система вышла из строя.



На склоне вот такой артефакт - склад окаменевшего цемента. Видимо тоже излишки от постройки ДОТов.

Спускаюсь вниз ,к подножью склона. Там опять следы явно другой эпохи. Какая то неведомая труба. Шурфы.
13.JPG13.JPG
Как я выяснил после (у краеведов) Ровской карьер - это месторождение кварцита.Разведанное ,но  никогда не разрабатывалось промышленно.

Поднялся обратно к дороге. Она пересекает небольшое болотце. В 75 году на мокрых местах на дороге лежал сплошной настил из досок. Они уже тогда проваливались под моей тяжестью, Сейчас на этом месте от гати не сохранилось и следа. Только густая полоса молодых елочек.



За болотцем густо пошли капониры.



В том числе один без крыши.





Между ДОТами поевидся некая траншея по дну которой , метров через 50 установлены бетонные колодцы непонятного назначения. Похожи на дренажные, с трапом из скоб, но не глубокие и место сухое. Индивидуальное убежище для противотанкиста? Укрытие для застигнутого артналетом ? В общем загадка.











К дороге выходит старая ЛЭП и идет примерно параллельно линии ДОТов. Откуда и куда она тянется  - загадка.Возможно была построена до заполнения водохранилища. (по моему 1950 г.). Интересно, что ЛЭП была не действующей еще в 1975 году. За прошедшие годы мало что изменилось. Только от многих столбов остались лишь пасынки.  А провода так никто и не сподобился украсть. Что говорит о труднодоступности места :
)

Лес стал светлее

.Сквоь деревья замаячила водная гладь. Выходим к Свири. На лугах еще несколько ДОТов с колпаками.



А последние вообще стоят в воде. Волнобой размыл грунт вокруг них и можно представить что скрывается ниже уровня земли.



последний ДОТ позиции

От русла реки на юго-восток вдается длинный залив ( когда то "пойменное" озеро, объеденившееся с водохранилищем после подъема воды)
На другом берегу видны строения базы отдыха (охотниче -рыболовной?) Ровское.
Она была и в 1975 году.Только не такая модерновая

.

А на этом берегу стоит новодельная часовня.



Что то я даже устал. Накрапывающий с утра дождь вроде прекратился. Идем обратно в лагерь.
Передохнули, перекусили. время к вечеру. Надо еще куда ни будь. Что то , думаю, больно большой разрыв между тремя ближними дотами и двухколпаковым. Углубился в лес от дороги. И не напрасно. Нашел еще три дота. Они на отшибе и в хорошем сохране.



ы1.jpg





В одном сохранилась печка (у меня отложилось по воспоминаниям 75 года, что она из двухсотлитровой бочки. Оказалось нет. Гораздо меньше)



В другом вентиляционная установка, правда отодранная от стены.



Спустился вниз по склону до берега залива. В 75 году в нем стоял мертвый затопленый лес. Шук там было! Но ловить на спининг затопленные каряги совершенно не давали. Ловили только жерлицами. Сейчас об этом напоминают только стволы, лежащие у уреза воды. А вообще красиво. Тихо. И явно потеплело. Где то в голове залива, за камышами гогочат гуси, остановившиеся на ночлег.
г









"Ночь на Пандоре"
Современному цивилизованому человеку вряд ли приходится часто ночевать , что называется , в лесу под елкой. Прихоится довольствоваться компьютерной графикой какого ни будь "киношедевра".А ведь  в свое время было  обычное дело. По окончании первого класса отец первый раз взял меня на рыбалку, в выборгские шхеры на несколько дней. Ночевка была борудована следующим образом: куча камышовой соломы, собраной с берега, на ней, в качестве перины, плащ из автомобильного брезента, подобного наждачной бумаге, сверху ватник. И костер. Солнце садится, костер гаснет, а на берегу еще лежат льдины. Просыпаешься от холода, подшаманиваешь костер. Одному боку жарко, другому - холодно. И так до первых солнечных лучей на рассвете. А вокрцг  кипит ночная жизнь. Свист утиных крыльев, блеянье бекаса,  пикирующего где то в вышине, гомон дроздов  и еще  каких то неведомыъ воробьиных птах. По мере затухания зари одни  обитатели леса затихают, другие наоборт вступают в дело. Главный солист - соловей., заняв гнездовой участок гонит колено за коленом.Ему отзывается сосед. В сгущающихся сумерках, которые так и не станут темнотой окружающий лес приобретает  тревожные очертания. Коряги и выворотни превращаются в фигуры лесных призраков. Бесшумной  тенью скользнет между кронами деревьев козодой или летучая мышь. Пение уснувших птиц сменяется  шуршанием в траве неведомых жителей, вышедших из своих дневных убежищ. Слух обостряется. Кажется слышен  треск от миллионов молодых ростков, прорывающихся сквозь ковер мертвой листвы, устилающей землю...  Потом долгие годы шараханья по тайге, а тем более тундре, я старался ночевать все же под крышей , и помнится, приехав как то в отпуск, и будучи приглашен приятелем за грибами, на его предложение: "Переночуем в лесу , у костра! Кайф!" - ответил "В лесу! У костра!! Осенью!!! ... Да ты охренел!" :).
Сейчас же , в весеннем лесу, я испытал нечто подобное детским впечатлениям. И в этом действительно есть определенная прелесть. Буйство окружающей дикой жизни заряжает энергией.









































000556

Другая весна

Спустя несколько лет мне приснился сон. Яркий и совершенно реалистичный:

     Я стою на снежной равнине,  вся поверхность которой до горизонта утыкана  наростами, похожими на россыпь  мегалитов. Но  равнина  это  не земная твердь,  а океан, покрытый льдом. Наросты  -  не камни, а ледяные глыбы, Формы этих глыб причудливы и разнообразны. Сходен только   их размер -  близкий к человеческому росту. И цвет -  от ослепительно белого до стеклянно- голубого. Вообще вся равнина буквально залита солнечным светом. Ни каких других цветов – только ослепительно белый снег, голубой лед и синеватые тени от торосов и ропаков. Картина дополняется бледно-голубым небом, без единого облачка в котором над самым горизонтом висит холодное Солнце.  Прямо передо мной  над этой равниной возвышается остров.   Он похож на огромный  пасхальный кулич на белой скатерти..  Его берега – вертикальные обрывы цвета хлебной корки, в несколько десятков метров высотой, макушка плоская , покрытая снежной белой глазурью.   Сон совершенно реалистичный и я думаю во сне: « А как же на него забраться?»  Начинаю обходить остров вокруг и мне открывается  распадок, рассекающий  береговой обрыв. А наверху, на плато, к начала распадка я вижу  покатые белые крыши нескольких домиков и  антенное поле :  несколько мачт.  Это полярная станция. Я собираюсь подняться к этой станции…И сон обрывается.

борнео.jpg

  Апрель. В высоких широтах это уже время белых ночей. В сумерках наш  АН 26 взлетает и уходит на север, как говорится в плохих романах: «унося своих пассажиров в неизвестность»…
….Летим уже несколько часов. Самолет грузопассажирский , не слишком комфортный , монотонный гул двигателей проникает в салон без больших проблем  и делает  перелет довольно утомительным.  Даже если удается заснуть. За иллюминатором белое молоко. Где мы?. Смотрю не отрываясь минуту , другую, третью…   Вдруг в поле зрения под самолетом  выпорлзает темно –серая, почти черная «амеба» с несколькими острыми щупальцами. Разводье. Авиаперелеты  всегда связаны с тревожным чувством, а тут под нами  еще и океан.  Гоню всякие дурные мысли, но ситуация,  которой я  нахожусь, ощущается довольно маятной.   Гул моторов изменился, самолет начинает делать эволюции. Объявлений для пассажиров  не предусмотрено ,поэтому приходится самому успокаивать себя убеждая «Это  всего  лишь посадка!». За бортом по прежнему белым бело. Самолет выпускает закрылки, из гондол двигателей выходят стойки шасси. Удар о землю (вполне штатный), рев винтов, поставленных на реверс и чувство облегчения (« На земле!»).  Совершив несколько маневров самолет останавливается и наступает тишина. Летчики выходят в «салон» (суть грузовой отсек с несколькими рядами кресел в передней части)  и начинают возиться с рампой.  Под урчание электромоторов она опускается и в салон врывается холодный воздух. Команда «На выход. С вещами ( личными)». Самолету предстоит дозаправка  а всем пассажирам предлагают «пройти в помещение». Выходим. На улице по прежнему белая ночь . только еще более светлая, чем в точке вылета. С интересом оглядываюсь по сторонам.   Мы на острове Среднем, в архипелаге Северная земля.

Вообще удивительное дело.  В детстве мне попалась книжка "Как были стерты белые пятна с карты нашей Родины". Наверное тогда  я первый раз услышал об   архипелаге  Северная земля, открытие которого завершило эпоху Великих географических открытий.  Потом прочитал несколько книг об этом событии , в том числе «По нехоженой земле» Георгия Ушакова, руководителя экспедиции , нанесшей эту землю на карту.  Все это было весьма интересно. Но я никогда не предполагал ,что мне доведется  на нее ступить. Остров Домашний, на котором жили первооткрыватели и где теперь покоится прах Георгия Ушакова совсем рядом, в нескольких километрах. По хорошему надо было бы посетить, посмотреть своими глазами, отдать дань памяти первопроходцев. Но... голова была занята предстоящим походом + некоторая обалделость от стремительно меняющейся обстановки + цейтнот. Не получилось...

   Первое, что бросается в глаза – это  длинный ряд  занесенных снегом цистерн, протянувшийся  в какую то даль и ,очевидно, определяющий границу аэродрома. Помимо этого видны всякие аэродромные прибамбасы, полосатый кунг с радаром, световая  аппаратура привода (линия фонарей являющаяся мишенью для садящихся самолетов).  ВПП здесь – естественная  коса, говорят очень хорошая, способная принимать большие самолеты. Сейчас все под  снегом «убитым»» ветром до  состояния твердого грунта.  Остров совсем низкий  и где кончается земля и начинается замерзшее море – непонятно.
  В нескольких сотнях метров от самолетной стоянки виднеются домики. Все направляются туда. Увидев наших собак  аэродромный  техник  бросает фразу: « У нас туту тоже собаки. Как бы ваших не порвали»
  Несколько обеспокоенные этим предупреждением ведем собак к домикам. Навстречу с лаем вылетает стая лохматых «аборигенов». Но …облаивая нас они держат приличную  дистанцию. Наши собаки с людьми, а значит, по собачьим законам, безусловный силовой перевес на их стороне.  Сажаем своих собак на доглайн, растянутый вдоль стены, Дома занесены сугробами, и местные псы по ним забираются  на крыши и рассаживаются наблюдая за непрошенными гостями. По снежной траншее, прокопанной к дверям заходим в дом.  По виду  это какое общежития.  Коридорная система, комнаты с железными солдатскими койками.  Еще есть зал -  нечто вроде кают компании с телевизором. Из жителей на острове  сотрудники полярной станции ( несколько семейных пар),  несколько пограничников,  маленькое  подразделение аэродромной обслуги.   Изоляция .в которой живут эти люди несомненно накладывает отпечаток на их поведение ( таких расхристанных солдатиков я видел в последствии в каком то американском фильме про «Лару Крофт – расхитительницу гробниц» :)).  Туристы , свалившиеся на остров, к тому же иностранные у кого то из  них  вызывают нескрываемое любопытство , а у кого то раздражение. , как нарушители размеренной жизни( в кают кампании по телевизору как раз крутили то ли Санта Барбару, то ли какое то бразильское «мыло» и  смотревшая телевизор женщина средних лет, недовольно обернулась на галдящих туристов ( «Мешаете!») J
    После нескольких часов дремоты  в пустых комнатах начинается суета. Дана команда на погрузку.  Загружаемся в самолет и опять  в небо. Опять несколько часов  в воздухе. Самолет пошел на снижение, в иллюминаторе замелькали ледяные поля, утыканные торосами, черные полотнища, ограждающие ледовый аэродром. Сели! Аплодисменты туристов ( тогда это было что то новое).  Мы на  ледовой базе со странным  для окружающего пейзажа названием «Борнео».
сканирование0047 (2).jpg
Льдина на которую мы приземлились дрейфует примерно в ста километрах от северной макушки Земли.  Рядом с расчищенной на льду  взлетно посадочной полосой стоят несколько   палаток КАПШ 2 и КАПШ 1, пара вертолетов, маленький гусеничный   бульдозер ( говорят изначально созданный для  работы на виноградниках Молдавии) радиомачта. Здесь живут техники обслуживающие ледовый аэродром,, экипажи вертолетов.

    Все происходит очень быстро.   Практически только мы успели оглядеться - нас зовут в вертолет. Грузимся. Туристы ,лыжи, пульки. Сани , Собаки. Короткий перелет и нас высаживают посреди  ледяного поля .
сканирование0090.jpg
До  полюса примерно 50 км  Этот  маршрут мы и должны преодолеть за несколько дней.  И за эту возможность ощутить себя  настоящими полярными путешественниками , покорившими один из полюсов планеты туристы заплатили изрядную сумму денег. Наша роль - сопровождать туристов в качестве знатоков "страны снега и льда", перевозить общественный груз (туристы личное снаряжение тянут сами в индивидуальных волокушах - пульках (пулках)) . Ну и защищать туристов от белых медведей, для которых любое живое существо на льду - потенциальная добыча. Появление медведей в приполюсном районе - событие очень маловероятное. Но "чем черт не шутит , пока Бог отвлекся" :)
   Оглядываюсь по сторонам. Мы на ровном ледяном поле края которого опряделяют невысокие валы – ряды старых торосов забитых снегом и оплывших. Туристы встают на лыжи, цепляют к поясам пульки и уходят . Нам на увязку саней и запряжку собак нужно немного больше времени, но  проделав все это мы довольно быстро догоняем группу. Идем по  смерсшимся ледяным полям: ровный участок – ледяной вал – опять ровный участок.
005.jpg
Прошли часа два. По внутреннему времени уже вечер, событий на сегодняшний день достаточно. Встаем на ночевку.  Мороз небольшой, градусов 15, но после остановки становится чувствительным. К тому же дискомфорта добавляет постоянный  «хиус». Спасение – в движении

Вообще приполюсный район – не самое холодное месито  на Земле . Все таки по до льдом океан, температура которого не ниже -4 ,  льды движутся и потоянно присутствуют пространства открытой воды, смягчаюшие низкие температуры.

   Первым делом устанавливается большая купольная палатка – кают-кампания.
005 (2).jpg
Теперь надо озаботится ужином. Распрягаем собак , они получают по здоровенной мороженой рыбине, которые моментально исчезают у них в желудках и собаки свернувшись "калачиком" укладываюся спать .сканирование0062.jpg
Ну а людям  нужна горячая вода.  В центр палатки устанавливается двухкомфорочная плитка «Колеманн», на нее кастрюлька. Для ее наполнения нужен лед, но не любой , а только прозрачный. Белый лед  - соленый, причем очень. Со временем рассол  в торосах стекает вниз и льдина опресняясь становится прозрачной.  Вот такую льдину нужно найти и наколоть от нее кусков.Тем временем туристы устанавливают маленькие палатки ,  по одной на двоих. Постепенно все собираются в большой палатке,  со своими баклажками и "шанцевым инструментом". Старший  проводник, длинный француз, раздает пакеты с пайками ,  Туристы рассаживаются в кружок вокруг плиты и начинают гипнотизировать катрюльку. Лед в ней тем временем уже превратился в воду. Как и положено, вода в загипнотизированной кастрюльке парит, но ни как не хочет закипать.   Народ без движения подмерзает и начинает ерзать. Наконец старший проводник уловив общее настроение дает отмашку :«Хот вота» и начинает раздавать воду.

Отправляясь на льдину мы были в некоторм смятении – как мы будем общаться? Переводчица спокойно пояснила: «Язык в школе учили? Английский? Вспоминайте! Для них английский тоже не родной». И действительно при насущной необходимости откуда то из глубин памяти начали появляться слова и словестные конструкции . Дополненные языком жестом и мимикой они вполне позволяли общаться.

   В пайке набор всяких быстрорастворимых супчиков и кашек, а также булочек и пакетиков с чаем и кофе. Меню для себя каждый определяет самостоятельно.  Еще несколько тягучих минут пока супчики и кашки настоятся и разбухнут и народ начинает работать ложками. Горячая пища хорошо греет организм изнутри. Теперь можно и «.отбиться».  Оставшаяся вода аккуратно сливается в термосы ( посреди ледяной пустыни это важный ресурс).Туристы разбредаются по палаткам.
 Лезем в свою палатку и мы. В тесной палатке надо расстелить пенку и спальник, раздеться, пристроить одежду так, чтобы утром она была не совсем промерзшей, а значит куртку и шапку – под голову, штаны на пенку под спальник, туда же сапоги, перчатки и мелкие детали - во внутрь спальника дабы хоть чуть чуть их просушить. Пока все это проделываешь – здорово промерзаешь, да и спальный мешок ледяной. Поэтому довольно долго уже забравшись в спальник  призходится "стучать зубами" в переносном и прямом смысле. Наконец угрелся и можно заснуть. Так бы и спал до подъема, но против физиологии не попрешь. Посреди «ночи» организм требует справить малую надобность. Долго оттягиваешь этот момент, но  спать все равно не возможно. Наконец решаешься. Надо вылезти из спальника , сунуть ноги в сапоги, расстегнуть замки и вылезти из палатки. На улице дело на полминуты, но за это время все тепло из организма опять улетает на обогрев Вселенной. После обратной процедуры:  замки,сапоги,спальник - опять стучишь зубами и угреваешься. Опять несколько часов сна.

Вообще проблема туалета решалась довольно легко хотя половина туистов в группе – женщины. Вокруг ночных стоянок всегда хватало торосов и  чтобы не попасть в неловкое положение, нужно было просто  немного последить за утренним перемещением туристов вокруг лагеря. К тому же женщины в группе были связаны с альпинизмом и  на переходе сильно не комплексовали, а мужикам и вообще все было просто

   За стенками палатки начинается шевеление. Надо вставать. Покидать теплый спальник и одеваться надо очень осторожно т. к за ночь от дыхания на внутренних поверхностях палатки образуется приличный слой изморози, которая при касании может  попасть за шиворот, в спальник, во внутрь одежды. Ну а влага – смертельный враг теплой одежды.
   В процессе одеваггния опять успеваешь замерзнуть и надо подвигаться и разогнать кровь прежде чем организм придет в равновесие с внешней средой
.
сканирование0032.jpg
Опять все собираются в большой палатке. Опять сеанс гипноза с кастрюлькой, завтрак и начинается сворачивание лагеря.  В прцессе старший группы, у котрого есть навигатор объявляет « Вчера прошли 8 км, за ночь всетречным дрейфом нас оттащило на 4» Собрались .Запряглись .Поехали.
     Первый полноценный ходовой день. Можно оглядеться по сторонам. А пейзаж вокруг совершенно потрясающий. Если задаться вопросом "На какой земной ландшафт похожи многолетние  льды?" Ответ будет "Ни на какой!"
сканирование0053.jpg
Это не заснеженная степь и не заснежанная тундра, это не материковый ледник Гренландии или Антарктиды ( который я ,впрочем, видел только в телевизоре).
Это конгломерат смерзшихся ледяных полей, иногда  маленьких пятачков в несколько десятков метров в поперечнике, иногда больших, с футбольное поле. ( больше встречаются очень редко).По границам полей гряды торосов, старых , оплывших, превратившихся в пологие снежные валы , посвежее -  более высоких нагромождений, хоть и забитых снегом, но  с  просматривающимися пустотами  и  угловатыми контурами  образующих их льдин и совсем свежих , похожих на валы из колотого гиганского рафинада, с шевелящимися  под ногами глыбами, грозящими травмами неосторожному путешественнику, высоких и труднопроходимых.
Хорошо ,что последние встречаются нечасто.сканирование0054.jpg
Гряды повсюду, иногда мы идем параллельно им 015.jpg001 (2).jpg
, иногда пересекаем под разными углами. Снега на льду немного,  но достаточно . что бы испытывать трудности при передвижении пешком. Поэтому лыжи - то ,что нужно для путешествия. Ну а ехать на полозьях саней - вообще идеально ( только  начинаешь замерзать от неподвижности, что, впрочем, решается пробежкой рядом с санями). Старые торосы группа проходит практически не замечая. В более свежих всегда есть проходы, но идти приходится все же не по прямой , а выписывая петли.сканирование0048.jpgсканирование0047.jpg
Ну а на свежие туристам  приходится карабкаться со своими пульками,  а нам  затаскивать  и спускать санки и собак.  Такие препятствия прилично тормозят группу.023.jpg
Помимо гряд торосов  на ледяных полях повсюду раскиданы отдельные льдины и ледяные награмождения самых причудливых форм. Ну и цветовая палитра - только от снежно -белого ,до нежно-голубого. Но вроде и однообразынй пейзаж  совершенно не воспринимается монотонным. Еще одно интересное впечатление, придающие окружающему ландшафту инопланетность - реальное наблюдение кривизны земной поверхности. Идем ведь практически по уровню океана.  Линия горизонта воспринимается очень близкой и  визуально кажется, что все время катишься под  очень пологую горку, а оглянувшись назад оказывается , что ты на эту
горку поднимаешься.

сканирование0038.jpg
Помимо торосов попадаются трещины . Но они, слава Богу, все замерзшие и не препятствуют движению.
Да и встречаются неслишком часто

006.jpg
Толщина многолетнего льда  в океане намерзает не до бесконечности, а только  метров до двух. После этого наступает равновесное состояние межлу "теплым" океаном и холодной атмосферой.   И если привычная картина на реках и озерах - вода в трещине или лунке рыбака на уровне поверхности льда, то здесь  разница в уровнях весьма ощутима и трещина выглядит ,как траншея с вертикальными стенками, Лыжники и собаки  преодалевают такие трещины без особых проблем. сканирование0065.jpgсканирование0028.jpg
Иногда трещины "живые", Ледяные поля ,разделяемые ими движутся относительно друг друга и края трещин получаются ступенчатыми от многократых смерзаний и разрывов. Кстати если направление движения совпадает с направлением трещины идти вдоль нее  - очень удобный путь для нарт. Под полозьями практически голый ледсканирование0054.jpg
В середине дня -  привал,. Народ, под прикрытием торосов, рассаживается на своих пульках  и жует какие ни будь сникерсы с марсами.
014 (2).jpg
Но особо рассиживаться не удается. Без движения  организм остывает, и вскоре все встают и начинают переминаться, прыгать и махать руками. Поэтому лучше идти дальшесканирование0081.jpg
Собаки пока не демонстрируют особой усталости.
сканирование0053.jpg
Движение продолжается до "вечера", наступление которого определяет старший группы. Ходового времени получается часов восемь. И скорость движения не производит впечатления маленькой, по ощущениям километров 5 в час мы движемся. Но при определении пройденого расстояния по GPS  оказывается .что проходим мы по прямой не слишком много - километров 15- 20 . Вероятно сказываются петли, задержки при  преодалении разных препятствий. Ну и продолжающийся встречный дрейф. После каждой ночевки мы оказываемся отброшены назад на несколько километров. ну и в течение дня он "съедает" пройденое расстояние.

Вообще скорость передвижения по льду в приполюсном районе - вещь интересная.  На второй, третий день ,после некоторой психологической адаптации, осознаешь,что примерно такую же картинку наблюдал Каньи, Нансен и Пири с Куком. И двигались они примерно с тем же снаряжением (но, конечно, с менее совершенным и комфортным). Одним из вопросов ,вызывающим споры историков, является скорость передвижения на собачьих упряжках, заявленная Пири при достижении полюса. Он, вроде , на подходе к полюсу чуть не 120 км в сутки делал.  Ничего не утверждая ( все таки у нас не было такого мощного стимула  как  всемирная слава) выскажу все же сомнение ,что такая скорость достижима. По ровному льду собаки бегут весьма ходко.Но дело в том , что ровного льда там практически нет. А есть постоянные препятствия, которые задерживают продвижение и иногда вообще делают его невозможным и требуют специальных операций по форсированию. К тому же Пири шел от Канадского берега, т е. навстречу генеральному направлению арктического дрейфа ( от берегов Сибири к Гренландии). Вроде Пири объяснял такую высокую скорость тем, что ему повезло и разразившаяся буря  заровняла все препятсвия. Возможно ему действительно повезло, но ,по моему, буря скорее должна была наделать этих препятствий, двинуть льды, нагородить торосов и главное наломать трещин и разводьев.
 Еще, наблюдая за близким горизонтом впереди, поймал себя на страстном желании увидеть  какую ни - будь неизвестную землю. И это ,заведомо зная, что ни какой земли впереди нет на тысячи километров. Каково же было первооткрывателям! Любой мираж или облако на горизонте мог сыграть роль земли Санникова или Джиллеса.:)


  К концу "дня" уже чувтвуется определенное утомление. Наконец старший француз останавливается и командует "Кэмп".  Далее все происходит по описанной выше процедуре.
сканирование0050.jpg

сканирование0057.jpg
Идем день, идем второй. Пока ничего особо экстремального, за исключением круглосуточного нахождения на ветерке и морозе.

Третий день. Ландшафт неуловимо поменядся. Больше молодых торосов из относительно тонкого льда. Впереди замаячили какие то пятна на небе, какое то подобие клоков тумана Как  я понял потом - это знаменитое "водяное небо" - отражение открытой  воды в нижних слоях атмосферы. Группа остановилась, сгрудившись  у какой  то приграды. Подъезжаем. Перед нами открытая вода, канал во льду метров 5-6 шириной. Берега канала  - ледяные обрывы ,возвышающиеся над водой на полметра, дальше  стенки  уходят до глубины метра полтора. А под ними... черная бездна.  Окружающий пейзаж за несколько дней примелькался и воспринимается как суша, а тут видно .что под нами океан. И глубина этого океана - около 4 км ! Честно говоря осознав это становится не по себе! Но как заметил один философ  "Не стоит долго смотреть в бездну" :). Надо думать как преодалеть это препятствие. Канал уходит в право и влево ждо горизонта. На нашу удачу недалеко в  канале плавает льдина , метра четыре в диаметре. От нее до краев канала  не очень далеко. Канал "дышит", стенки его сближаются со льдиной  практически впритык. потом расходятся  и опять сближаются. Можно попробовать воспользоваться этим плавучим мостом. Начинаем переход. Лыжники ловят момент .когда канал сужается, быстро перескакивают на льдину, а потом с нее на другой берег.  Упряжку ,в силу размеров, таким образом переправить сложно. Приходит в голову сумасшедшая мысль - обвязать веревкой торосы на обоих сторонах и зафиксипровать канал при минимальной ширине. И тут же, как молния - другая мысль. "Какая веревка!  Размер ледяных полей и их масса - сотни. а может и тысячи тонн, находящихся в движении. Они эту веревку порвут как нитку и не заметят". Значит надо выбрать момент и перскакивать. Тут огромное значение имеет контакт человека и собак. Собаки же тоже понимают опасность. У каждой ,к тому же своя голова, которая тоже что то думает по поводу происходящего. Одна собака шарахнется, споткнется .упадет - и вся упряжка пойдет кувырком. Поэтому собаки должны бесконечно доверять  каюру, слушать его команды не мешкая. И в упряжке не должно быть паникеров, панически боящихся воды или чистого льда . ( а такие собаки бывают). Встаем на изготовку, выбираем момент когда канал сужается... Орем во все горло "Вперед!!! Давай ! Давай!!Давай!!!". Вожак срывает нарты с места, собкаки перескакивают на льдину, нарты перелетают над провалом  И тутже , не останавливаясь дальше, со льдины перелетаем на берег канала. Перескочили. Переводим дух. Но оказалось ,что самое страшное еще впереди...
сканирование0039.jpg

сканирование0051 (2).jpg

Идем четвертый день. В принципе поход уже подходит к концу. До полюса пошел последний десяток километров.  Туристы впереди опять встали. Подъезжаем. Перед нами канал, метров тридцать шириной. Но это не чистая вода а молодой морской лед - нилас. А это такая хрень по которой нельзя  "путем" ни плыть, ни идти. Если на пресноводном водоеме молодой лед похож на лист фанеры, лежащий на воде - тонкий ,но прочный, то в океане замерзает соленая вода, и лед представляет собой ковер из ледяных кристаллов, пропитанных рассолом и очень слабо связаных между собой. Первоначально этот нилас пребывает в стадии "темного". Потом ,по мере смерзания, он светлеет и покрывается белыми "цветами" из ледяных кристаллов - такой нилас уже довольно надежно держит лыжника. А тут пока ни каких "цветов.". Подошел к краю, попробовал нилас ногой - он начал явно поддаваться. Пробил дырку . Толщина льда сантиметров десять. "Шик!". Полоса ниласа двинулась навстречу сантиметров на десять. Поля сдвигаются и молодой лед уходит под край старого поля. Через несколько минут опять "Шик!" - еще движение, еще десяток сантиметров препятствия  долой. Поля очевидно сомкнуться. Но когда это будет? Наблюдаемыми темпами - очень нескоро. Обходить? Канал вправо и влево уходит до горизонта. Надо пробовать перейти.
 После некоторых раздумий и совещания в  подробности которого я ,в  силу языкового барьера, посящен не был, туристы начинают переходить полосу нилоса. Осторожно. Поодиночке. Перешли. Стоят, смотрят на меня. Надо и мне пробовать. Ставлю упряжку у края поля, сам отхожу метров на 10 в сторону. Для более равномерного распределения нагрузки решил переходить на лыжах, параллельно с собаками.  Ступаю на полосу нилоса и ору вожаку "Авам!! Вперед!".  Вожак осторожно выводит упряжку на нилос. Начинаю переходить непрерывно понужая собак. Собаки идут насторожено, рывками. "Только не останавливаться!". Мы уже близко к середине.  И тут я замечаю изменения в состоянии льда от которых, как пишут в книгах: "волосы встают дыбом от ужаса"! Я вижу как перед собаками на ледяном поле появляется волна. Ледяной ковер, подобно болотной сплавине, прогибается под тяжестью собак, но подстилающее его море еще его держит. Авам на минуту замешкался. Позади саней на льду появляется разрыв и из него начинает выступать вода.  Понимаю ,  что мы на краю катастрофы. Если собаки провалятся в эту кашу, спасти их будет невозможно. Потому, что просто будет не подойти,  а самостоятельно, связанные упряжью выбраться на лед и спастись они не смогут.  Смерть же в ледяной воде и на морозе - это дело нескольких минут.  "Авам!!! Вперед!!!!. Пожалуй ни до, ни  после я не кричал собакам так, вложив в команду все свои эмоции. Авам дернул нарты вперед, все остальные псы засеменили за ним , и упряжка, а за ней и сани, двигая перед собой ледяную волну, выскочили на край твердого  поля....
  Идем дальше. На пятый день мы совсем близко от точки полюса. Очередная трещина метра три шириной, вся забитая глыбами битого льда. Льдины не смерзшиеся, но ничего особо тревожного переход через нее не предвещает. И тут я допускаю ошибку.  Что называется "на ровном месте". Лыжники перескочили полосу каши и сгрудились на другом ее краю. Посылаю вперед собак. А у собак уже выработалась привычка: догнать людей и останавливаться. Если бы я попросил лыжников отойти хоть метров на пять, десять от края... Но "хорошая мысля приходит опосля". Собаки перескочили трещину по плавающим глыбам и с чувством выполненного долга встали возле людей. А я на санях остался на трещине. Чувствую как  сани подо мной пошли вниз, начали валиться на бок и я оказался в ледяной каше. Барахтаюсь в ней как муха в меду.
Паники нет , только досада ("На ровном месте!!!"). Чувствую как ледяные струйки начинают затекать в сапоги, потом  в запах куртки, в рукава. Перед моим лицом ледяной обрыв сантиметров тридцать, на который мне самостоятельно забраться проблематично. Я затих дабы не мешать моему спасению. Ничего не происходит.. Приходит мысль: "Что то они долго меня не спасают!" Наконец чувствую руку , кторая ухватила меня за капюшон. "Ну слава Богу! Сообразили!"
 Вытащили! Галдящие туристы сгрудились вокруг меня.Успокаиваю их "Ноу алярм!". Одежда мокрая и это начинает чувствоваться. У одного из туристов, готовящегося к одиночному походу от земли (мыс Арктический) до полюса спец-пулька, раскладываемая в палатку. Раскладываем ее, я забираюсь во внутрь и передеваюсь. У меня есть запасной теплый комбез, рукавицы. Флисовые треники дал один турист. Шапка не пострадала.В общем обошлось без потерь для здоровья.
 До полюса буквально километры. И дрейф попутный. Ставим лагерь, клечетеем несколько часов. Пока клечетели пролетел вертолет и сел наверное в километре. Очередная группа посетителей полюса. Полетели ракеты, Вертолет улетел.
   Наконец гид с навигатором дает команду: " Норд пол!". Прошли с навигатором по льдине , пока он не показал 89, 59, 59. Финиш! Ура! Ура! Фото. Обратонов палатку и вызываем вертолет. Полчаса и мы на Борнео.За туристами прилетел АН 74. Я пока остаюсь. Решил подъехать на упряжке, попрощаться. Они ждут посадки. Вдруг у одного возникает какая то мысль. Он лезет в карман и протягивает мне зеленую бумажку. Это же чаевые! Блин! Все товарищество,возникшее в походе рухнуло. Теперь они клиенты а я обслуга. Глядя на первого в карман полез второй, за ним третий. Нормально проститься не получаются. Они будут думать ,что я стою рядом потому, что мне мало. Да и сам ловлю себя на корыстной мыслишке. Надо заканчивать. "Гудбай ! Гудбай!". Отваливаю от самолета в лагерь.
Как всегда к блокадной дате в ЖЖ начинается "срач" и "наброс  г... на вентилятор"

Просто выкладываю фильм 1942 года "Ладога" .Куски из фильма широко известны и вошли в многочисленные фильмы и передачи о блокаде. Но сам фильм лежал "на полке"  и никогда не демонстрировался в кинотеатрах. В войну - из соображений секретности (говорят) ,а потом тема была долгие годы "неактуальна".

Главное что меня поразило :
То что война - это прежде всего тяжелый труд - сказано давно. Но тут воочию виден и этот труд и какие огромные массы людей война стронула с места, перевернув им жизнь.


https://youtu.be/KZF9FDrQTgI

Другая осень.

Современные технологии дают удивительные возможности. Прогуливаясь по космоснимкам ,выложенным в ГУГЛЕ набрел на речную долину, лежащую далеко за  Полярным кругом, в которой провел, в свое время , несколько осеннтих сезонов. И даже разглядел то,что осталось от юрты , дававшей нам  кров. Долина это подарила яркие впечатления из другой жизни, из другого мира. И жизнь эта  и мир этот все менее доступен современному "цивилизованному человеку".И мне в эту реку уже не войти. снова. Но вспомнить - тоже ,что и немного вновь пережить.. Фотографии собрались из разных сезонов.Сначала это были слайды , сделанные на ГДРовскую  ORVO еще из советских запасов. Потом был КОДАК.  Сканы со слайдов и бумажных отпечатков мутноваты и блекловаты.. Ну и цифра, сделанная гораздо позже и добавленная ,для того .чтобы все же передать графику,, краски рассмотреть детали.



Вертолет скрылся за нависающем береговым обрывом. Позади эмоциональный  «напряг» : томительное ожидание «борта»,  спешка при погрузке,  бортинженер , вечно недовольный  загрузкой и пассажирами, тем более «левыми» и взятыми «из милости» , посадка, выгрузка при работающих над головой винтах, последний крик хозяина вертолетного «чрева» из закрывающейся двери:  «Держите свои мешки!», («а то в турбину засосет и грохнемся из за вас, «штатских»!»).  Рев турбин, пошедшей на взлет, вертушки .Пыльный холодный вихрь, норовящий оторвать от земли  выгруженный «бутор» и людей, распластавшихся на нем. Секунды.  И тишина!
Вместе с затихшим ревом вертолетных турбин улетают из головы все заботы и мысли связанные с «цивилизованной» жизнью. Теперь наши нужды будут просты: крыша над головой, дрова для печки,  пища для себя и собак.  Ну и сама охота — физически здоровый и богато  окрашенный яркими эмоциями труд.  И так будет ближайшие недели три.
 


Мороз не большой, градусов пять, но от него все равно  надо прятаться. Нужно ставить лагерь. И побыстрее. Потому, что ночная темнота не за горами.

Осматриваемся. Мы на практически круглом «острове», образованном старицей  маленькой лесной речки. Остров с юга амфитеатром окружают обрывы коренного берега . Напротив них  высокий холм – останец, в неведомые времена отрезанный от борта долины меандрирующей речкой. Выбираем место и начинаем устанавливать «жилуху». Это юрта.  Традиционная юрта кочевников, но  модернизированная и прормышленно изготовленная на каком то советском заводе.
, Тем временем собаки, обследующие окрестности нашли в сотне метров от лагеря труп олененка.  Олененок следовал за матерью  в стаде прошедшем здесь очевидно еще в  конце августа – начале сентября в первой волне миграции, которую местные называют «водяной олень» (реки еще не замерзли и оленям приходится преодалевать их вплавь. Как раз на переправах  - удобная охота, практически мясозаготовки)  Олененок не выдержал переходов, ослабел и погиб здесь. Эта находка очень кстати. Пока не началась охота наши собаки  будут сидеть на  каше из комбикорма.  Это не сытно для собак и   хлопотно для нас. Приготовление  на костре здоровенной бадьи  собачьей каши требует нескольких часов  времени и кучи дров.
« Андайду (коллан тойон –хозяин неба, главный в местном пантеоне) сделал нам подарок. Надо былляк  (подарок) ему делать» -  говорит Напарник. Он хоть и уроженец европейской России, но практически всю сознательную жизнь прожил среди сибирских «индейцев». В Африке таких называют ПБО( профессиональный белый охотник). Поэтому шутит он или говорит серьезно – не очень понятно. Да я и сам не пойму  можно ли здесь относиться к таким вещам как к шутке. Поэтому выбрав свободное время отправляемся «камлать».  Напарник выбрал приметную лиственницу на краю нашего «острова». Считается ,что  у таких, привлекающих внимание, деревьев или  отдельных валунов  живет дух места. Былляк  - подарок, подношение – это нечто, пусть не очень значительное , но обладающее реальной ценностью для дарителя.  А значит и для Андайду. Поэтому то ,что собираешься выбросить дарить нельзя. Из мира людей  духам  нужно, то в чем у них недостаток, а именно  всякие «цацки», яркие и блестящие предметы.  Раньше духу дарили патрон (или хотя бы стреляную гильзу), пуговицу, бусину, нитку бисера. С появлением в обиходе денег – мелкие монеты.  У нас в карманах тоже нашлась мелочь, и после условной фразы, произнесенной Напарником на языке аборигенов мы бросаем за лиственницу несколько монет. Время покажет понравилось ли наше подношение.

Первую ночь спим в палатке, т. е. без отопления.
Утром поднимаюсь на холм- останец. ( Если бы надо было поставить в этой долине острог, или ясачную избу -лучше место вряд ли нашлось. Все видно, скрытно не подойти и удобно обороняться от "немирных инородцев". Поэтому холм мы назвали "острожным")  Передо мной речная долина , уходящая с запада на восток. На дне ее, по берегам петляющей речки, безлесные лайды и покрытые  льдом пойменные озера, чередуются с лиственничными куртинами и зарослями ольхи. Борта долины образуют стены низкорослого, но довольно густого лиственичника,  Солнца нет. Над головой белесое небо из которого на землю медленно падают редкие снежинки. Мороз выжимает из воздуха последнюю влагу. От этого земля кажется присыпанной белой пудрой. В долине все недвижимо и мертво. Ветра нет. Ни звука. Только иногда ворон, летящий по своим неведомым делам нарушает  тишину звуком  крыльев, похожим на резкие взмахи веера.  Глаз зацепился за какое то движение. По краю лайды характерной рыскающей походкой движется белая точка. Песец обходит свой участок.  И опять все мертво  и уныло. Для случайного человека. Нам же этот тоскливый пейзаж обещает увлекательное приключение.

Спускаюсь на другую сторону холма. Из под лиственницы выскакивает  и уносится вниз по склону, заяц. Как и песец он уже белый. Подумалось: «Я не по твою душу. Если только совсем прижмет с харчами»
Дооборудуем лагерь.  Собрали каркас юрты, накрыли его, сначала утепленными полотнищами, потом прорезиненной покрышкой. В центр установили печь. Затопили. Юрта наполнилась теплом. Есть жилуха!   Из жердей сооружаем нары, из привезенного ящика — стол. Теперь  - хоть зимуй. Знай только подтаскивай дрова.   А дрова - ресурс важный. Сырой лес не годится, а сушины и валежник в «шаговой доступности»  исчезли в топке довольно быстро. Теперь, пока обстановка позволяет, отправляемся в экспедиции по окрестностям , для заготовки дров.  Лес разреженный  и запасы сухостоя в нем совсем не велики.  Основной «урожай» дают берега нашей речки. В весенний паводок вода подмывает берега,   корни прибрежных лиственниц.     Со временем деревья падают в воду и остаются на речных косах, обнажающихся в межень.  Эти стволы мы и собираем. Благо и транспортировать их  до лагеря по льду реки не очень тяжело. Бревнышки с кос бывают сыроваты — но ничего лучшего все равно нет. Горят же  лиственничные поленья, просмоленные «при жизни» и подсушенные возле печи  нормально. Для их распиловки ставим козлы. Ну и для предметов, которым не место в юрте, но и не стоит валяться на земле,  делаем лабаз — небольшой помост между лиственницами. Собак рассаживаем на привязи. Олени могут появиться в любой момент и собакам шарахаться по лагерю без дела негоже.


Второй день нашего «сидения» подошел к концу. Мы перекусываем консервами. Собаки доели подарок Андайду.  Оленей  все нет. Хотя по срокам уже пора бы им и появиться. Слегка свербит чувство легкой тревоги. «А вдруг миграционные пути сместились и олень проходит стороной. Бывает и такое».
На третий день встаем в предрассветных сумерках. Пока чайник закипает на печке  решил  посмотреть ,что делается в округе.  Поднимаюсь на холм, переваливаю на   макушку... И вижу прямо перед собой оленье стадо, голов 30, рассыпанное между деревьями.  Олени трусят прямо на меня. Переход от утренней расслабухи к состоянию сжатой пружины моментален. Я слетаю с холма вниз, выдыхаю «Олени»! и  бросаюсь к чехлу с ружьем , приставленному к стенке юрты.  В отличие от меня, для которого все происходящее - еще в диковинку, да и в силу темперамента Напарник  воспринимает известие совершенно бесстрастно. Он неторопливо  берет карабин, заряжает его и уходит  на холм. Я, тем временем, лихорадочно собираю ружье, хватаю патроны и спешу к подножью холма, на ходу  заряжая ружье. «Бах!», «Бах!», «Бах»! На верху, с расстановкой, «стукает» карабин .   Подбегаю к подножью холма и тут сверху, по крутому склону, на меня начинают «сыпаться» олени. Олень — животное стадное, и как всякое стадное животное , несколько  туповат.   Реакция общей массы для него важнее , чем личные наблюдения. Я стою совершенно открыто,  за мной юрта, горящий костер, но олени, приняв вектор движения как будто ничего этого не замечают.  Не очень осознано дуплечу в оленей , проносящихся совсем рядом.  Выстрелы сливаются с ревом проснувшихся и рвущихся с привязи собак.  Секунды и стадо пронесшееся  через лагерь скрывается за деревьями. Два пса оторвав цепи устремляются вслед  за ним. Начинаю приходить в себя. На свежем  следу кровь. Соображаю ,что надо тропить подранка , прохожу несколько шагов и утыкаюсь в убитую важенку,  упавшую прямо у юрты. Есть почин! В лагерь возвращается Напарник. У него тоже  олень.  Вскоре и собаки прибежали. Языки "на плече".   Испытываю какой то странный эмоциональный подъем. Наверное также ощущал себя древний человек, заваливший мамонта для племени, и ощутивший , что «костлявая рука голодной смерти отпустила горло» :). Между тем вокруг начинается канонада. Стреляют в нескольких километрах вниз по речке и  в разных местах позади. Оказывается мы не одни в этом лесу. Пришла «северная страда» - охота на «дикаря»,  Несколько сотен тысяч северных оленей , подгоняемые зимой,  широким фронтом  подошли к границе  тундры и вступили в лес.  Теперь олени повсюду. С нашего холма постоянно видны одно , два ,а то и три стада пересекающие в  разных местах долину реки .
В утренних сумерках олени уже находятся в движении. Стада идут в генеральном направлении север-юг. Неторопливо ,  с остановками на пастьбу . Потом, в середине дня,  движение прекращается.  Олени ложатся на открытых местах, пережевывают жвачку, дремлют. К вечеру движение возобновляется и продолжается до полной темноты. Основная масса – важенки с телятами, зачастую двумя: маленьким темным –этого года и светлым крепышком  в половину взрослого и с рожками – прошлогодним. Быки в стадах тоже есть,  но они, как и положено  мужскому полу держатся несколько отдельно и как не положено мужскому полу, идут не впереди, а замыкают стадо. ( Впрочем возможно я зря на них «наехал» и «арьергард» это  как раз самое  опасное место. Ведь следом за оленями идут и «серые пастухи» - волки)  .

Это бычки – трехлетки, своим поведением полностью оправдывающие распространенное человеческое определение: «бычок- трехлеток» (задиристые от молодости и избытка сил «въюноши», сбившиеся в  ватаги и устраивающие между собой потасовки, громко стукаясь рогами) и «хоры» - зрелые быки с мощными белыми«подвесами» на шее и большими ветвистыми рогами. Ведут стада обычно важенки. Не знаю по каким признакам они выбираются в лидеры, но вероятно это связано с их возрастом. Что равно жизненному опыту. Экономя силы стада охотно используют для передвижения лед многочисленных озер, попадающихся на пути.
Однажды на таком озере я увидел картинку из детства. Стадо вела старая важенка, с провисшей спиной и одним рогом. Прямо из мультфильма , про храброго олененка  Альхо. Посреди озера она почему то решила отдохнуть и легла на лед. Все стадо  тут же встало, сгрудилось вокруг нее и здоровенные быки выражали всем своим видом недоумение «Что бы это значило?». Важенка отдохнула минут 15, поднялась, тронулась путь. И все стадо потекло вслед за ней. 
Наше дело угадать траекторию движения и выдвинуться на путь  такого стада.  А потом ждать. Если стоять неподвижно и  хоть немного закрыться деревом, куртиной поросли, корягой — олени подходят в упор.  После выстрелов ближние олени шарахаются, но в основном стадо продолжает движение по выбранному маршруту. Из гладкоствольного ружья получается сделать дуплет, иногда можно успеть перезарядиться и отдуплетиться еще раз...
Вообще процесс лишения жизни живого существа —  дело малосимпатичное. В молодые годы помогает азарт, охотничья страсть, а кому то наверное и жажда наживы. С возрастом страсти утихают ,  усиливается чувство неловкости от того , что отбираешь чью то жизнью ( понимая, что и сам смертен). Но из песни слова не выкинешь. Мы едим мясо. Поэтому  просто хочется чтобы процесс превращения живого оленя в мясную тушу происходил побыстрее. Без преследования подранков, контрольных выстрелов, необходимости работать ножом. В общем без дополнительных физических мучений добычи и моральных страданий охотника.

Итак «кульминация» позади. На снегу лежат один-два , иногда три оленя. Теперь туши надо обработать..
Написал здоровенный абзац о процессе потрошения, а потом выкинул его, вспомнив цитату у одного охотничьего писателя  "Я не мог не любоваться как  профессионально работает охотник своим ножем, но зрелище это у неподготовленного зрителя вряд ли вызовет симпатию"
Вот и я решил  не впадать "в натурализм". Итак...



На снегу лежат оленьи туши. Шкура с них не снимается потому, что во первых не представляет ценности, а во вторых в ней мясо лучше хранится, не высыхает на морозе за долгую зиму. То что не идет в пищу людям - потроха, всякие обрезки, кровь, превратившаяся в распадающийся под руками студень - собирается в мешок желудка.  Такой замороженный желудок мы называем "собачий пельмень". Этот "пельмень" пилится пилой на куски, которые с удовольствием "трескают"  наши собаки.  Очевидно, помимо обилия витаминов,  ферментированная "каныга", оставшаяся в не слишком тщательно вытряхнутом желудке обладает глистогонным действием. Собаки заражены глистами поголовно и из них на такой диете изгоняются  эти малосимпатичные паразиты по несколько метров длинной.
    Таким образом охота представляет собой цикл: нужно замети стадо, успеть выйти ему наперерез, ждать в засаде. Потом стрельба и обработка добычи. За световой день успевает пройти два-три таких цикла.Обработанные туши пока остаются на местах . Их укладывают на спину, что бы теплый воздух свободно выходил из внутренней полости  и она быстрее замерзала. Обычно одной ночи достаточно . Оставлять оленьи туши на земле на несколько дней опасно. Миграция оленей – это важный фатор в жизни всех обитателей лесотундры. Волки , росомахи следуют за стадами «прибирая» ослабевших и подранков. Остатки их трапез собирают  солидные вороны, трусоватые песцы и нахальные кукши . И даже совсем мирные синички  прилетают поклевать кровь. Тундряные куропатки в кровожадности не замечены , но пасущиеся олени разрывают снег и для куропаток  становятся доступными  ерники  ( низкорослые ивовые зросли), а их почки – главный зимний корм куропаток . Оленьи туши , оставленные нами, тоже привлекают внимание жителей леса. Уже на следующее утро у  оленьих туш выклеваны воронами глаза и там где мясо не скрыто шкурой на нем видны следы их тяжелых клювов. А если тушу оставить на неколько дней ее могут найти песцы, а эти друзья очень быстро оставят от добычи охотника одни объедки. Поэтому на следующий день надо поднять туши на лабаз ("делькен") - суть импровизированный помост, изготавливаемый  из жердей.  Неподъемные туши быков для этого приходится разделывать на несколько кусков.


...Зимой запахов практически нет , но оленья охота пахнет очень специфично. Это смесь металличекого запаха крови, сладковатого– оленьего мускуса и  кислого запаха каныги.

Возвращаемся  в лагерь обычно в сумерках. Ели нет каких либо работ типа заготовки дров, то вечер занят приготовлением пищи, простой и сытной, из парной оленины и субпродуктов в разных вариациях, под стопку водки (вполне достаточно что бы расслабить организм после трудового дня на морозе) и чай с сухарем. Печка заряжается дровами , гасится "летучая мышь". В спальнике, закрывая глаза, видишь одну и туже картинку : стену леса вдоль которой движится бесконечная верениа оленей.  Ну это несколько мгновений А потом здоровый крепкий сон, прерываемый побудками от холода. Печь прогорела и надо не вылезая из спальнка накидать на угли новую охапку дров и вновь провалиться в сон по убаюкивающее гудение пламени в печи...
    Темнота за окошком юрты сменяется сереньким светом - значит пора вставать и впереди новый день.
В один из дней , а точнее в одну из ночей за стенами юрты разыгрывается  буря. Сильный ветер  «бухает» в стенки, мотает окружающие лагерь  лиственницы.  Метет снежная круговерть. Такая буря происходит каждую осень и она означает ,что в эти часы встает под лед река.  Большая масса открытой воды скрывшись  по до льдом до весны  перстает влиять на местную погоду и зима вступает в свои права. Буря стихает.  Наутро окружающий пейзаж меняется. «Слепого» белесого неба больше нет. Долина залита низким Солнцем, над головой голубое небо. Подсыпало  снега. Усилился мороз. Водная преграда перестала сдерживать оленьи стада и основная их масса быстро уходит на юг.. Оставшиесе «текут» мелкими и редкими ручейками и что бы перехватить очередное стадо приходится побегать по окружающим угодьям.   Скоро полнолуние.  К этому событию приурочено начало оленьего гона. На этот важный момент оленьи стада прекращают мигрировать. Но быки из за гормонального "выброса" начинают здорово вонять и мясо их годится только на корм собакам.

В принципе охота уже закончилась Достаточно количество оленьх туш лежит на лабазах вокру лагеря. Собаки едят «от пуза» . Мы тоже можем побаловать себя не только олениной в разных вариациях , но и деликатесами типа печенки, оленьих языков. Особенно популярно у нас блюдо ,именуемое местными жителями «хомарсё» Блюдо это известно многим народам. Роберт Бернс прославил его как шотландский хаггис.
По сути это один из отделов оленьего желудка, мускульный мешок ,который отмыватся от содержимого ,выворачивается наизнанку ( при этом внутрь  попадают нити  нутряного жира , опутывающие желудок снаружи. Мешок набивается гречневой крупой или рисом, иногда с добавлением резаных оленьих языков. Начинка сдабривается солью и какими ни будь приправами ( кстати вымымается мешочек не слишком тщательно и остатки ферментированных лишайников и веточного корма, пожалуй тоже образуют род приправы.. Горловина мешка завязывается ниткой и он попадает в котелок ,где варится до готовности содержимого. Получается подобие колбасы , кстати довольно неприличного вида ( по этому поводу у местного народа существуют всякие шутки из разряда «ниже пояса»). «Хомарсе" подается на стол ,режется на ломтики и составляет основу трапезы.. Еще одно простенькое блюдо - «харюги» .Кусок оленьего мяса, желательно без жил, забрасывается вкипящий  котелок на несколько минут. Как только свернулась кровь блюдо готово. Мясо нежное, легко жуется и сохраняет все полезные вещества. Тут важно не пропустить момент. Если опоздал – мясо становится жестким и дабы довести его до приемлемо употребимого приходиться его изрядно поварить , как говядину или свинину. Кусок выкладываетя на блюдо ( в нашем случае на крышку котелка) и трапезники работая ножами и руками , строгают его, макают куски в соль и отправляют по назначению




 Снега подваливает. Ходить становится  тяжелее. Пора выбираться.  Но мы ждем пока лед на большой реке, лежащей на нашем пути окрепнет, станет безопасным, а суда  в поселковом порту закончат свои дела, перестанут бить во льду каналы, встав "на прикол" до весны. Наконец намечаем день выхода.Нам предтоит пройти до дома около 40 км и надо это сделать за один день т. к. ни какого промежуточного жилья по дороге не предвидится. Грузим самое необходимое (оружие, личные вещи) и самую ценную часть добычи – «субпродукты первой категории ( суть печенки ,почки и языки)  Все остальное будем вывозить позже. Груз получается приличный, а снега уже многовато. Утром трогаемся в путь. Нетренированным собакам тяжело. Да и нам не легко – один идет перед собаками на лыжах, «бьет"  снежную целину, второй толкает нарты сзади. Через пару часов такой работы мы все «в мыле». И тут между лиственницами замаячил снегоходный след.  Мы выходим на накатанную снегоходами тропу. Тропа ведет в поселок. Теперь – только вперед. Собаки потащили сани ходко и даже можно и нам встать на полозья и проехаться. Темнеет. Над собаками облако пара. Впереди огни поселка.









весна 2018


Весна  в этом году  нормальная/ .В конце марта установилась солнечная погода, правда с приличными морозами (-10-15) по ночам. В лесу кроме обилия Солнца .которое ощутимо припекает, практически зима,  Пошли по обычной схеме.Первый день было довольно тяжело. Снега много и наста нет. Логата "плывет". Пришлось мне самому впрягаться и тащить санки.

Еще я забыл навигатор ( навигатор есть , а привычки таскать его - нет) и маленько блуданул. Залез в какие то дебри и когда понял .где нахожусь уже начало вечереть. Удобнее всего передвигаться по чистому болоту. Но это не всегда удается. Вышел к интересным зарослям черной ольхи. летом на этом месте наверное непроходимая топь - а зимой идти - милое дело!
Вечереет. Солнце садится, появилась полная Луна и надо думать о ночевке.

Наконец , уже при свете заката, вышли на обширное чистое болото с лесными островами. Как раз подвернулся источник воды в виде небольшого ручейка уже вышедшего из под снега. Ставлю лагерь.

Как только Солнце скрылось за горизонтом стало ощутимо подмораживать. Ночуем..

Ночью полная Луна дает на снегу световую дорожку .
(без названия)

Под утро маленько замерз.Сквозь купол палатки пробивается свет. Услышал крик самца белой куропатки. Природа пробуждается - надо и мне вставать..Одеваюсь. Ноги в замерзшие сапоги приходится буквально забивать. Довольно холодно. Что бы согреться приходится скакать вокруг палатки. Солнце еще не взошло. Над болотом по своим делам пролетают вОроны и ворОны. Обычно парами. Из леса на болото вылетело несколько тетеревов и сели метрах в трехстах. Послышалось бормотание. Тетерева взялись токовать, но довольно вяло. Двое плясали на снегу , а третий просто сидел в стороне. Довольно быстро все кончилось и тетерева улетели куда то дальше, в глубину болота. Вообще других токовиков не слышно. Вмдимо еще холодно.. Ждем восхода.
За ночь влага из воздуха инеем осела на окружающие предметы. Ну это до первых солнечных лучей.






Первые лучи достигают нашего лагера. Сразу теплеет.  Собираем лагерь и шуруем дальше .маневрируя между лесными островами. Перешли болото и в бору внезапно вышли на прочищеную лесную дорогу. Цивилизация забралась в эту глушь.в виде целого автопарка. Рыбаки приехали на ближайшее лесное озеро.
Дввижение пошло веселее .Логата тянет не только сани но и меня. Дальше до вечера движение по прочищеной лесной дороге. В окружающем лесу встречи с тетеревами, глухарями, набродами лосей. Рысь тоже набродила по дорожке. И даже справила нужду на бровку.

Вышли под Обжу. Началась "военно-историческая часть". Продолжаю с того места где окончил в прошлом году. Надолбы пока под снегом

Как раз вечереет, Встаем на вторую ночевку.

Вторая ночь гораздо теплее.. Утром  двинулись в сторону Ладоги. Опять сначала деревянные надолбы.



Фото сделанные в 1944 г

Следы от стяжек видны до сих пор. А стяжки - давно в металлоломе.

Отсюда я повернул в прошлом году.


Далее каменные надолбы..


Потом опять деревянные. И они упираются в противотанковый ров







Линия укреплений тяготеет к дороге Обжа-устье речки Ожанки. Идем туда через лес. Помимо  колючки,окопов и ходов сообщения видны руины бетонных убежищь.




Выходим на дорогу и движемся к Ладоге .Дорожка пошла под уклон, потянуло ветерком. Видимо озеро рядом. Справа  в каньене видна Обжанка. Открывается вид на Ладогу.А также забор , домики и куча машин. Это база отдыха "Обжанка."
Самый шикарный дом в ряду избушек.

Ладога выглядит как залитая Солнцем белая равнина. Чистой воды не видно. По контрасту под пологом леса на берегу - полумрак. Вообще берег весь заставлен какими то хибарками и домиками. Очевидно самозахват земли.  Иногда видно модерновое оборудование



Прошли немного по Ладоге, но слишком солнечно ,режет глаза, а очки где то в глубинах рюкзака.. Поэтому сворачиваем на берег и опять идем вдоль него по лесу где накатана дорога. Вышли к линии каменных надолбов спускающихся в Ладогу. . Это окончание линии PSS




В 1944 году место выглядело так
Рядом в лесу руины убежища и ,очевидно .дота



"Военно-историческая часть" закончилась. Дальше просто знакомство с природой новых мест.
Идти довольно жарко.Снимаю куртку. И хочется пить. Снегом ,хоть он и пропитпн влагой не напиться.А вода по дороге - только такая. Чай из нее получается черный (!) по цвету , вкус довольно странный и в животе после него "подкручивает". Мешаю болотную воду со снегом - все равно получается не очень.




Солнце пошло вниз.Время 15 часов. Дорога вдоль берега кончилась.Выходим опять на лед , но перед этим в какой то беседке пьем чай, наслаждаясь солнечным теплом , и тем фактом, что можно попить чай не на корточках .а сидя за столом. Логата уже подустала и сразу заснула.воспользовавшись моментом.
Пересекаем линию прибрежных сокуев. изъеденных весенним Солнцем





Показался Табановасский маяк







Пройдя маяк уходим от берега к линии торосов, которые смотрятся весьма живописно.

















Хорошо бы еще нерп увидеть. В это время они рожают в торосах детенышей.Одновременно начинается брачный период да и погода распологает к приему солнечных ванн. Вглядываюсь в ледяные поля.На них полно всяких темных точек и пятен. Жалею .что нет бинокля.Кажется что без него не обойтись. Выворачиваю из за очередного тороса и вижу нерп, причем понимаю это сразу, без всякого бинокля. Посреди ледяного поля лежит пара "бревнышек". Оставляю Логату с санями и начинаю к ним подбираться, прикрываясь торосами. На последнем этапе подбираюсь на четвереньках. Прячусь за ропаком, выставляю всю свою аппаратуру, начинаю снимать. Штативчик у меня хлипкий, под ним неровный битый лет. Любая манипуляция приводит к дрожанию картинки и делает съемку невозможной. Снимаю с использованием автоспуска. Другая проблема - отсутствие какой либо динамики. Нерпы практически неподвижны, только иногда поднимают головы, оглядываются и вытягивают ласты. Балдеж и нега!. Поймать изменение позы при съемки автоспуском можно только случайно. Снимал наверное с час. Отличие в картинках минимальное. А вообще то нужно двигать "до дома".








Обхожу нерп по широкому кругу. Они поднимают головы, но с места не трогаются. Впереди Содомский остров.. Солнце уже у горизонта. Садится в тучу, видимо следует ждать ухудшения погоды.



Прохожу Габаново. В финском архиве попалась такая фотография, подписанная "Габаново"
Заинтересовала циклопическая куча камней, которая не могла исчезнуть бесследно. Сооружение вроде в глубине леса и искать в этот раз я его не собирался. Но  увидел на берегу кучу камней  и остался в недоумении "Она или нет?"




Вечерняя Ладога. Ледяные поля уже двигались. Хороший ветер от берега -  и лед унесет.





"на базу" пришли уже в полной темноте. Ночуем в тепле. А утром идет снег , потом дождь. Ладога помрачнела. Но все же это весна.
Набрел в финском военном архиве фотодокументов.

Причиндалы

Ну и  не военные собаки. Видимо карельская медвежья лайка. Финны тоже ими занимались.

100 лет революции.

 Ни каких особых отношений с этой датой у меня нет. И прошла бы наверное она незаметно. Но тут по телеку посмотрел "Троцкого" и как то "забрало". Вспомнил ,что в семейных  "закромах" есть кое что из той эпохи.
Публикую.
Колоритные персонажи!
Двоих на фото я знаю.(Разумеется не лично знаком .а знаю кто они).Это мои дядьки,дядя Миша ( в кожанке и очками) и дядя Павел ( лежит).  Время когда сделана фотография - по моему Польская кампания 1920 года. Судьба моих родственников сложилась по разному. Дядя Павел остался в армии и расстрелян в 1937 году. А дядя Миша, получивший за польскую кампанию орден Красного знамени, после Гражданской  ушел "на гражданку" благополучно пережил лихие годы. По семейному преданию в 37м за ним приходили. Но у  него в квартире было окошко на лестницу, он видел кто стучится и не открывал. Приходили за ним ночью и  арестовывать должны были без шума,  Потоптавшись под дверью "представители органов" уходили не солоно хлебавши. Вот такая легенда.

Memento mori

 "Моментально...В море."
"Двенадцатая ночь "(кинофильи)

" Держитесь подальше от торфяных болот..Особенно ночью,когда силы ЗЛА властвуют над миром"
Конан Дойль "Собака Баскервилей"

витязь.jpg

В ранней юности в глухой присвирской тайге я наткнулся на удивительный камень, стоявший на обочине давно не езженной лесной дороги (да простят меня краеведы фото камня стянул на форуме.Сам ни как туда не доберусь)


"Здесь в проезде
ушыбла лошадь
Ефима Селиверстова
19 января 1889 г
в полном сознании
принял Св(ятых) таинств
через 5 дней скончался
.

Вот так! И тогда случались ДТП с тяжкими исходами. И оставляли столь глубокий след в жизни родных и близких, что они увековечивали событие таким образом
Тогда по дорогам я ездил редко. И памятников жертвам ДТП не помню. По-моему при советской власти их установку не разрешали или по крайней мере не приветствовали.  Потом ездить стал чаще. И начал обращать внимание на придорожные крестики и веночки.  Когда в нашей семье завелся собственный автомобиль, ездить стали регулярно, да по федеральной трассе с интенсивным движением и на придорожные памятники я начал смотреть вполне конкретно (как у Пушкина: «И я бы мог…»). Тем более, что количество памятников за окнами автомобиля с каждым годом росло. И это помимо последствий ДТП, наблюдаемых из окна автомобиля. А еще есть теория вероятности, которая гласит, что при повторении «острых» ситуаций (а передвижение со скоростью 100 км в час- ситуация несомненно острая) вероятность того, что что-то пойдет «не так» все выше и выше….

Ну вообще то я «про лошадь»

 …Обогнали очередную фуру и перед нашим автомобилем открылся оперативный простор. Впереди не маячит ни каких задних габаритов.  Казалось бы дорога хорошая –«топчи железку».  Но на сердце как то маятно.  И место «стремное» – длинный перегон через глухой лес, и время самое неподходящее – сентябрь, первые часы после захода солнца. Цивилизация вторгается в дикую природу своей автодорогой с потоком автомобилей. Глядя на размазанные по асфальту кровавые пятна и трупики всяких животинок, мелькающие на  обочинах, понимаешь, что основную дань в этом конфликте платит дикая природа. Но иногда на дороге появляются настоящие камикадзе, способные лишить жизни парочку-другую Хомо сапиенсов, мчащихся в своих стальных колесницах. У этого участка федеральной трассы как раз такая нехорошая репутация.  Здесь проходят пути миграции лосей. ДТП с участием лосей происходят регулярно. Лось – животное не слишком интеллектуальное (в студенческие годы довелось участвовать в множестве коллективных охот на них и с тех пор запомнилась характеристика этого животного. данная опытным охотоведом: «большая дикая корова, живущая в лесу» .Корова – она корова и есть .Не только по размеру ,но и по мозгам. А сейчас еще и время гона, когда быки , пол гормональным «кайфом» шарахаются туда –сюда в поисках коров и соперников.  В общем напряженно вглядываюсь в светлое пятно от фар, бегущее перед автомобилем. («Скорее бы проскочить этот участок пути»). Внезапно в левом верхнем углу лобового стекла возникает башка с рогами! Одновременно следует удар в левую сторону автомобиля и хруст, как будто в салон бросили лопату крупного гравия. Водитель бьет по тормозам. Автомобиль останавливается. Несколько секунда пребываем в легком шоке («Ну вот и случилось»).  Но надо действовать. Включаем «аварийку», выходим осматривать автомобиль. Левое крыло – в хлам! Фара горит, но свернута на бок. Стекло водительской двери, вышибло оторванным с мясом зеркалом (весь салон в стеклянной крошке). На крыше вмятина, ролинг разбит и болтается (видимо сюда пришелся удар рогов), на заднем крыле – вмятина. А где лось? Вглядываюсь назад в темноту ночи. Сзади подъезжает грузовик. Молодой парень высовывается из окна
- «Что у вас случилось?» -
- «Лось. Не видно его там на дороге?» -
- «Нет.  Убежал наверное. Они живучие, сволочи!» -
Вот так! Могучий зверь, украшение наших лесов и - «живучая сволочь»!  Наш мир определенно далек от гармонии.
- «Не повезло» - В голосе парня сочувствие.
Да не повезло!  Или повезло? Мы без травм (у водителя только ушиб руки влетевшим в салон зеркалом). Разбитый автомобиль – это железо. Лося задели по касательной. А если бы лось выскочил на дорогу на несколько мгновений раньше и мы врубились бы прямо в него? Страшно подумать! Столкновение автомобиля , несущегося со скоростью 100 км в час и туши ,килограммов  в 600, к тому же движущейся и обладающей собственной кинетической энергией!  В памяти всплыл Логан со сплющенной крышей, довольно долго стоявший возле местного поста ГАИ.  Тоже после столкновения с лосем. В той аварии получилось два трупа.
Всю жизнь заниматься охраной дикой природы и «принять смерь от коня своего». Как -то не хотелось бы.
… Сзади приближаются фары. Движение довольно интенсивное и очередной автомобиль завидев препятствие на дороге начинает экстренно притормаживать и объезжать нас.
Опыта попадания в ДТП у нас нет
- «Что делать то?» -
- «Надо ГАИшников вызывать. Вроде.» - в голосе парня нет уверенности. - «Но они протокол составят и штраф выпишут За лося.  У меня брат за кабана платил» -
Ну надо так надо! Как законопослушный гражданин набираю 112
В телефоне начинается «Если вы … то нажмите цифру…» .Блин? Где клавиатура на этом сенсерном экране! Попутно соображаю: «Лось у нас сколько – 50 000 руб. Он вроде остался жив и убежал – а если гаишников это не убедит? Знак «Осторожно животные» был? – Конечно был. Значит мы по любому виновны.  А лось – он стихия. К нему встречный иск не предъявишь»
Вырубаю телефон.  Сзади приближаются очередные фары. На дорогу наползает туман. Только не хватало стать причиной еще одного ДТП. Пока будем гаишников дожидаться.
  Так! Автомобиль исправен, чеки не горят. Можно ехать. В нескольких километрах – заправка. Там хоть можно безопасно оглядеться, подумать и принять решение о дальнейших действиях.
- «Мы до заправки поедем» -
Парень предлагает сопроводить. Стоять на дороге ему тоже не уютно. Бросить нас в ночи – очевидно не позволяет человеческая солидарность (что приятно).
Доползли до заправки (педаль газа  плохо работает). Надо хоть вместо стекла что-то приспособить. На дворе сентябрь. Холодно. А нам еще до дома час «пилить». Парень советует пищевую пленку и скоч. На заправке ни того ни другого. Бегу в ближайший магазин. Там только скоч. Захватил еще картонную коробку. Пока бегал парень разобрался с педалью газа. Оказывается под нее просто попало оторванное зеркало.  Решение ехать до дома все крепче. Прощаемся с парнем, который потратил на нас  наверное час своего времени. Пока прилаживаю вместо выбитого стекла  картонку подходит охранник с заправки.
-«Это где вы лося  поймали?»-
- « Да вот выскочил»-
-« За лося гаишники штраф выпишут. Да вы еще с места ДТП уехали» -
Говорит как - то отстраненно.
 Пожалуй с ним надо больше помалкивать.."Стукнет" еще. . Зреет решение  засунуть свою законопослушность подальше и ни какое гаи не вызывать. Лось убежал, надеюсь без больших травм (крови нигде нет,только шерсть).Нет тела - нет дела. А если никто "не стукнет" останется только проблема ремонта автомобиля.
Погнали до дома ! По дороге в мыслях проигрывал случившееся. Испугаться я не успел. Слишком быстро все произошло.А потом было поздно пугаться. Оталось чуство досады. "Если бы-если бы.Если бы -если бы"  Но в этих переживаниях смысла нет. Многовариантное будущее уже перешло в одновариантное прошлое.


ps. Несколько дней после аварии ждали "что за нами придут". Никто не пришел.
зы.2  С ремонтом влетели на хорошие деньги.Но народная мудрость гласит: "Если ты потерял деньги - ты ничего не потерял". Добавлю-особенно ели они у тебя лежали без дела. Потеря прошла легко.Хотелось поскорее их отдать, забрать автомобиль из ремонта. И оставить этот эпизод в прошлом.
ps 3  Все описанное имело место быть






Ноги были мокрые.Практически все пять дней. Апрельская погода (снег, превратившийся в фирн, который, в свою очередь, при любом контакте с одеждой моментально превращался в воду) и сапоги, хорошие для зимы, но раз намокнув, тянувшие эту самую воду в себя , как отжатая половая тряпка. - решительно не совпали. Плюс невозможность просушить одежду при ночевках в палатке. Поэтому утро начиналось с волевого усилия , необходимого для  одевания мокрых штанов, натягивания мокрых носков, мокрых вкладышей, залезания ногами в мокрые же сапоги . Все эти предметы остывали за ночь примерно до 0 градусов, и надо было изрядно подвигаться , дабы мокрая и холодная одежда, превратилась бы в одежду мокрую , но теплую. На здоровье ситуация не сказывалась (все же апрель, а не декабрь), но ощущения запомнились хорошо. :)

     
На эту весну я запланировл посмотреть ,что осталось от финской линии уреплений PSS в южной Карелии .  Линия была построена в 1942-44 гг., протянулась от Ладоги до малонаселенных  и бездорожных районов Онежско-Ладожского перешейка и названа по трем укрепрайонам - суть карельским деревням - Обжа (Pisi)  ,Сармяги (Saarinmaki)  и Самбатукса.(  Sammatus) Линия  эта не так знаменита , как линия Маннергейма, но  тоже достопримечательность, удостоившаяся упоминания на туристической карте Карелии ( что было неожиданно для советской карты) , попавшейся мне еще в детстве.  Всплыло это детское воспоминание, когда нескоько лет назад, проезжая по Коле к Олонцу я заметил в весенних , еще голых кустах ,на обочине шоссе ,ряды гранитных противотанковых надолбов , уходящих в лес. Ого! А говорили. что все укрепления этой линии были уничтожены в ходе послеоенных мелиораций. Оказывается нет!  Позже ,попав  в район Обжи, я опять неожиданно для себя наткнулся на  следы существования этой линии. Да и интернет подсказывал -  смотреть есть что. Запланировал поход на весну. И для того .чтобы не нарушать традицию. И из практическх соображений. Маршрут получался приличный и без опорных точек. Стало быть -автономный. Автономность обеспечиывала Логата с санями. А значит нужно иди по снегу.Кроме того  заерзшие болота и водотоки не являются преградой.. Лыжи дают скорость и экономят силы. Весеннее время - длинный световой день, комфортные температуры  и общее оживление природы ( что обеспечивает эмоциональный подъем).  Ну и выбранное время должно было облегчить осмотр обектов, уже вышедших из под снега, но еще не закрытых зеленью растительности. Пара последних лет давала именно такие удобные весенние  недельки -  с малоснежным лесом, с ласковым Солнцем днем, и легким морозцем, обеспечивающим наст - по ночам. На такую недельку.  я и расчитывал. А она все не приходила. Ручьи уже  начали демонстрироваить желание взбухнуть от талой воды и посносить все ледяные мосты. Надо было идти не мешкая . И мы пошли.
 Машиной нас с Логатой забросили к  повороту на Самбатуксу.  Ориентиром был массивный гранитный блок, притащеный из какой то финской каменоломни и  использовавшийся в качестве противотанкового препятствия на старой дороге на Олонец


 Ныне блок был расписан под военную "хохлому", которая вызывает двоякое чувство. С одной стороны люди старались как то увековечить прошлое.Но с другой с эстетическим чувством и вкусом у этих людей, по моему, большие проблемы.
  Направление от Свири на Олонец - кратчайшая дорога в Финляндию.К тому же район по карельским меркам  - не слишком лесной, с открытыми пространствами и относительно равнинным рельефом. В общем - очевидное "танкоопасное направление" Учитывая это  и опыт боев с Красной армией финны в основу линии укрепелений положили противотанковые препятствия, рубеж которых до сих пор виден на космических снимках


 Помимо минных полей и огня противотанкоой артиллерии выбор механических препятствий не велик . Это надолбы или рвы ( как вариант - стенки). Копать в каменистой почве проблематично.  На линии Маннергейма финны ставили гранитные надолбы ( благо этого материала в Финляндии  в избытке). Опыт Зимней войны показал , что поставленные надолбы недостаточны по размеру даже для легких советских танков.  А в 41 м финны познакомились и с тяжелыми КВ.
   Заготовка и транспортировка более массивных гранитных блоков , тем более сюда, в южную Карелию .далекую от каменоломен - непростая техническая задача,  Ресурсы цемента и арматуры для изготовления бетонных препятствий  в маленькой небогатой стране весьма ограничены.  Доступный материал - дерево.  Только тяжелый танк вкопанными бревнами не остановишь. Финны озадачились и разработали деревянные надолбы из пучка бревен
,

А также надолбы в виде ящиков , заполненных гранитными булыгами, прозванными нашими солдатами "копилками Маннергейма".Испытали их на полигоне. и стали устанавливать на линии PSS.

По мере сил не отказываясь и от гранитных "зубов дракона".


К летнему наступлению советских войск возникли такие рубежи, отснятые нашими военными инженерами.


Вот посмотреть на то, что от них осталось я и отправился. Оказалось, что осталось вполне прилично. Не смотря на прошедшие более семидесяти лет.









 исчезли только металлические хомуты и стяжки, очевидно став добычей охотников за металлом.
Еще одно инженерное решение, родившееся в ходе опыта боев - надолбы старались ставить в выемки, мелкие рвы, чтобы затруднить стрельбу по ним прямой наводкой с целью их разрушения. На краю рубежа выемку приготовили, а надолбы поставить не успели.

Деревянные надолбы начинаются прямо от Колы. С другой стороны в лес уходит линия гранитных. Первоначально не хотел на них овлекаться ( учитывая предстоящий маршрут) и планировал оставить собственно Самбатуксу для другой оказии. Но любопытство пересилило. Пошли смотреть . На обочине Колы солдатская могила.


 А дальше гранитные "зубы дракона".Совсем под снегом.



В одной глыбе застрял клин, которым кололи гранит.
Линия надолбов упирается в некий ров, происходение которого я так и не понял.Вроде похож на противотанковый , но пройдя по нему я попал в систему лесомелиоративных канав советских времен.
.
Решил, что пора вернуться к первоначальным планам и пошел осматривать линию траншей и бетонных сооружений из которых финны прикрывали заграждения огнем.
Траншеи проходят от линии надолбов близко, практически на расстоянии броска гранаты. Видно, что основном с танками, остановленными надолбами, планировали бороться ручными средствами

  Траншеи соединяют кучи  вывернутого взрывами железобетона, которые были когда то ДОТами и убежищами. Просматриваются сооружения двух типов.
Прямоугольные.

Очевидно собственно огневые точки.Примерно такие.

И сферические убежища для личного состава. Такие



Технологию и оборудование для заливки таких убежищ передали финнам американцы.Видимо еще во время Зимней войны. Технология была весьма орегинальная. Из металлических деталей собиралась наружная опалубка полусферы. Внутри компрессором  надувался резиновый пузырь. Образовавшееся пространство между внешней опалубкой и резиновой полусферой заливалось бетоном. Получалось бетонное "иглу". Максимальный внутренний объем ,при минимальной наружной поверхности. Экономия бетона, хорошая устойчивость к внешним воздействиям и скорость возведения. Убежище засыпали грунтом, накрывали гранитными глыбами. Получалась такое мощное сооружение.



Ныне эти убежища , взорванные после войны, нашими саперами выглядят в весеннем лесу вот так



(может даже это именно то, что на ч/б фото)
А при ближайщем рассмотрении - вот так


Ставили финны их массово, а сохранились буквально еденицы.Есть затопленные на Ивинском разливе, и одно единственное, легкодоступное для осмотра ( помимо Финляндии) на подъезде к Подпорожью.Его, говорят, вытащили из леса и поставили как памятник, какие то энтузиасты.


По мере продвижения от Колы укрепления сходят "на нет". Сначала надолбы, затем убежища и сплошная траншея. Огневые позиции становятся отдельными насыпными островами в лесу вдоль края обширного болота.


Последнее  в ряду, как и положено - на самом фланге - типовое  финское убежище для противотанковой пушки.
"в молодости " такие убежища.попадающиеся периодически на финских позициях выглядели вот так


а ныне -
в основном вот так

Двигаемся дальше на запад
.жж.jpg

вышли к ж.д. Олонец - Лодейное поле. В 42 м году, видимо по планам интеграции "вновь приобретенных территорий" финны потянули эту дорого от Питкяранты. К 44му достроили до Олонца. Наши в начале 70х, построив мост через Свирь, довели ее до Лодейного Поля, замкнув железнодорожное кольцо вокруг Ладоги.
Двигаемся вдоль жд в поисках подходящего пути на запад.

Тут благодаря мобильной связи до меня дошла весть о теракте в Питерском метро. Подумалось ,что по нынешним временам самое бесопасное место - это дремучий лес в которм я нахожусь.
Вышли к линии ЛЭП,пересекающей ж.д. Общее ее направление - на запад -  вполне устраивает. Пошел по ней. Просека заросла лиственной порослью и не очень удобна для лыжника. Да и дело к вечеру. Надо искать место для ночлега. Нашел обтаявшую полянкув сосновом бору на горушке. Ночуем.Ночью поднялся ветер и Луна, светившая как лампочка, закрылась облачностью. Утром в котелке слой льда, мокрые сапоги задубели и налазят на ноги с трудом. Сворачиваюсь, идем дальше.

 День серенький, ветреный. Сворачиваем по лесной дорожке на юг. Вышел на вырубки, к тому же пересеченные сетью мелиоративных канав. Местность труднопроходимая.
У местности появился уклон, обозначились русла водотоков. Река где то близко. Вышли к Инеме. Чертоломина по берегу усугублена зарослями кустарника.Но продрались к руслу.  Лед на речке гнилой, посередине вообще открытая вода. Но  все же удалось найти ледяной мост. Перешли.
жж.jpg
Некоторое время идем вдоль реки.

жж.jpg

Вышли  на дорогу со снегоходным следом. По ней  вышли на какую то советскую мелиорацию. Система полей, каналов с бетонными мостами. Поля зарастают, на каналах хозяйничают бобры. Свеху - серенькое "ноябрьское" небо , ветерок.Как то неуютно и не "духоподъемно". Наконец выбрались на край полей и вскоре попали на "нормальное" верховое болото. Идем довольно споро, но в историческом плане ничего мнтересного. Наконец вышли к остаткам проволочного заграждения в три кола.жж.jpg
Очевидно подходим к сармягской гряде. За проволокой ожидал появления укреплений, которые должны прикрывать заграждение. Но ничего не увидел. Тоже болото, потом заболоенный лес, потом лес просто. Наконец, примерно через километр, вышли к подножью  гривы.
Дело к вечеру. Пора подумать о месте ночлега. Наметил его на дороге, идущей от Сармяг к Свирскому. Ну наметил – надо выполнять. Поднялись наверх. Вдоль  склона идет глубокая траншея, перелезли через нее.  Где то тут и дорога должна быть. И правда, скоро вышел на дорожку.Повернул по ней к югу, ищу место ночлега. И  какое то у меня возникает сомнение. Что то дорожка слишком заросшая какая то. Солнце садится. Я уже вымотался за день. А сомнение все сильнее и сильнее. Пошли какие то заростающие вырубки. На дорожке – чертоломина из кустарника.Сомнение переростает в уверенность. Наконец дорожка потерялась на вырубке. Я понял ,что  принял за дорогу какой то лесовозный волок. Возникает диллема – ночевать где придется или искать все же дорогу. «Где придется» - ни одной проталины. Решил все же найти дорогу. Ломлюсь через молодые елки,стоящие стеной.Потом через лес. Логата начинает бастовать, плетется сзади , всем видом показывая , что пора уже заканчивать блуждания. Мне самому приходится тащить сани. Явственно темнеет. Наконец в сумерках впереди,  за деревьями, замаячила светлая полоса. Еще рывок и мы вывалились на дорогу. Лагерь ставлю при свете Луны.
 Ночью сильный ветер, облака растащило и утро было вполне весеннее. Свернув лагерь спустились по дороге  до болота. По краю болота уже лужи и ручьи. Дальше от края,  воды меньше, ситуация для движения на лыжах вполне комфортная. Вышел на широкий магистральный канал  гидромелиорации и по нему пошел на запад. Уровень воды ( а сейчас пьда ) в канале практически вровень  окружающим болотом, поэтому он выглядит  как ровная и прямая дорога.
 Выходим за пределы болота. В лесу берега становятся повыше.  Появляются наклонные  и  упавшие в канал деревья. И бобровые плотины. У плотин уже проталины и водопады. Идти стало сложнее. Да и погода испортилась. Канал превратился в невзрачную канаву, окруженную болотом  и утыканную мертвыми березовыми  стволами. Поднял стаю тетеревов. Видимо здесь ток. В канаве  появилось течение. Лед совсем гнилой, в промоинах видны буруны .На них большие шапки пены.


 Идет процесс  омыления органики в талых водах. Канава сварачивает на юг. А мне дальше на запад, к Обжанке. Вышел на лесную просеку.На ней накатанная снегоходами дорога. Но направление меня не устраивает. Решил двинуть по просеке на запад. И не угадал.  Просека выходит на край вырубки. На ней  я завяз. В сцепке с санями и собакой местность совершенно не проходимая. Оставил Логату с  санями. Попробовал поискать дорогу.И только выбился из сил. Непроходимо. Вернулся обратно на снегоходную трассу и пошел по ней на север , в сторону автодороги Сармяги –Обжа.  Хотелось бы выйти прямо к Обже, но искать дорогу через лес – нет сил. Иду  сначала по просеке, потом по лесной дороге.. Впереди  в просвете виднеется  столб электролинии.  Очевидно выхожу к автодороге. Вышел! Путь до Обжы ясен. Но, как я и ожидал, на автодороге уже нет снега.А есть песок и лужи. На лыжах с санями идти невозможно. Некоторое время двигался по обочине и пятнам снега на дороге. Но это проблему не решает. Наконец вышел к пересечению автодороги с ЛЭП. Линия явно идет к Обже. И на ее просеке еще лежит снег. Двигаться по ЛЭП конечно не очень удобно из за кустарника, но иного пути нет. ЛЭП вышла на край полей и пошла вдоль какого то ручья. Ныряю из оврага в овраг. Темнеет. Встаю лагерем прямо на  заснеженном поле. За кустами  угадывается деревня. По дороге подсвечивая фарами иногда проходят машины. Третья ночевка в палатке,  в сырости и после третьего ходового дня. Чувствую ,что уже утомился.  О весне говорит только песни дроздов в окружающих кустах, но начавшийся дождь и их заткнул. Ночуем.
 Утром опять серенько и накрапывает.  По затворкам деревни выхожу к мосту через  Обжанку. Под ногами раздолбаный асфальт, на обочинах песок. К тому же все деревенские собаки устроили концерт в честь нашего появления.. Но иного пути через реку нет.

Перетаскиваю сани волоком через  мост и скорее на поле, где еще лежит снег. А дальше через полосу кустов в лес.   Еще только утро, а я чувствую себя уставшим, да и Логата тащит сани неохотно. Видимо в этот поход я « откусил» больше чем могу «проржевать». В лесу появляются отдельные насыпные укрепления.  Укрепрайон очевидно близко. Пересекаю  зарастающую вырубку и вхожу на ее краю к противотанковому рву. Впереди перпендикулярно рву чернеют ряды гранитных надолбов. Ну тут определенно есть где полазить и  что посмотреть
.




Есть даже эстетика какая то  в том как надолбы стоят среди леса. Еще один "Троянов вал" или "Стоунхендж"  для будущих поколений.
За надолбами опять взорванные бетонные сооружения, соединенные траншеями.  И опять довольно густо.

Что то я ни как не могу разделаться с этим постом.Ходил в апреле ,а заканчиваю писать в сентябре.
DSC00978.JPG
DSC00978.JPG
DSC00957.JPGDSC00981.JPG

Через линию надолбов проходит ход сообщения. Что несколько необычно.
DSC00985.JPG
Очевидно на фото 44 года этот ход

Прошел вдоль него и попал в городок бетонных сооружений, соедененных сетью траншей.Сооружения опять прямоугольные и сферические (убежища), посажены довольно густо, общим числом около 8 ( я чуствую себя усталым и не очень внимателен в подсчетах)DSC01003.JPG
DSC00988.JPG

"городок" с фронта прикрыт болотом и на его краю очевидно был ДОТ
DSC00993.JPG

Сеть траншей соединяется с противотанковым рвом, прикрывающим городок с востояной стороны.DSC01005.JPGров 1.jpg



Лед на рве гниловатый но лыжника держит.Потыкал в дырку лыжной палкой - та ушла на свю глубину. и вотнулась в ил на дне.
Вернулся к надолбам
( плохое качество фотографий тоже результат моей усталости)


И вдоль них вышел к дороге, которую они пересекали

В 44 году фото очевидно было сделано практически с этого же места



По другую сторону дороги стояли деревянные надолбы.
Сейчас от них остались по большей части одни ошметки



Пришла в голову аналогия с каким то заброшенным капищем ,уставленным пантеоном деревянных идолов

Деревянные надолбы стоят в сыром месте и там где посуще сменяются каменными.

Очевидно это не случайно.Дерево лучше сохраняется в воде, к тому же в таком месте надолбы трудно сжечь.  Каменные же на слабых болотистых грунтах могут утонуть, да и затаскивать их туда проблематично. Очевидно финны учитывали эти особенности и варьировали материал в зависимости от места установки

Побыстрому ( мне еще до вечера пилить к месту запланированного ночлега) пробежался вдоль сооружений. Примерно тоже самое, что и с другой стороны дороги. Впечатлил один , очевидно ДОТ ,с мощными стенами.



По хорошему надо было посмотреть укрепрайон до берега Ладоги, но сил уже нет, надо идти на выход.
Теперь только переставлять ноги по дороге..До вечера
На полпути попил чай


Ночуем наконец то под крышей.Хотя печку, давно не протапливавшуюся, затопить путем не удалось.


Серенькое утро посреди мрачноватого ландшафта.

Туман ест снег.

Солнце силится пробить завесу облачности и тумана.

Но туман вновь смыкается и властвует над болотами.





Но все же Солнце победило. Весна!




Нижняя точка года.

Зимой психологически больше всего "давит" не мороз, а убывание света. К солнцевороту настроение примерно такое:
Но после 22 декаря как то легче становится.:)